— 03 августа, 2021 —
 
Новый кризис

Для начала украинцев научили ненавидеть себя: об успехе Большой Европейской Кампании

Евромайдан выполнил все свои обещания и достиг всех своих целей

Уважаемые читатели!

В эти дни передовое человечество должно справлять что-то вроде юбилея. Четыре года назад наУкраине началась кампания «Есть лучшаясторона Европы!», из которой очень скоровырос Майдан. В октябре 2013 года порталукраинской редакции «радио Свобода»опубликовал ставший былинным агиткомиксо том, почему нужно подписывать ассоциациюс Евросоюзом.

Над комиксом (и кампаниейв целом) трудился целый Институт мировойполитики — с такими звездамиэтой самой политики, как экс-премьерШвеции и экс-президент Литвы (напоминаемна тот случай, если украинцы, включаямиллионы теперь уже бывших, вдруг забыли,кого благодарить за последствия).

Мы считаем четыре годадостаточным сроком, чтобы взглянуть наданное произведение еще раз — теперьуже как на документ эпохи. И с его помощьюответить на вопрос, что именно задумывалось.И действительно ли что-то пошло не так— или все, напротив, пошло поплану.

Вначале - краткоесодержание.

Небольшое вступлениеизвещало украинцев о том, что:

1) Существует лучшаясторона Европы. Это Евросоюз.

2) Чем больше Украинабудет сближаться с ЕС, тем больше у неевозможностей развиваться и стать лучше.

3) Первым инструментомулучшения может стать Евроассоциация.

4) Для того, чтобы статьлучшей стороной Европы, Украине необязательно вступать в ЕС. Не обязательнодаже иметь перспективу вступления.Украинцы должны стать ею не ради Европы,а ради себя самих. Потому что ЛучшаяЕвропа — это многочисленные удобстваи добродетели.

А далее начиналасьоргия парных картинок вида «было —стало». Но с одним нюансом. Вместо «было— стало» картинки противопоставлялисущности «Украина vsНастоящая Европа».

Вот гигантская очередьзмеится в собес на горизонте. Это Украина.А вот старушка с котиком только чтополучила пенсию прямо на ноут. ЭтоЕвропа. Вот огромный начальник орет накрошку-подчиненного. Это Украина. А вотдобрый начальник помогает подчиненномутрудиться добрым советом и чашкой кофе,лишь слегка превосходя его в размерах.Это Европа. Вот плешивого дядю с подарочнымфикусом и почетной грамотой провожаютна пенсию — на дачу за покосившимсязабором. Это Украина. А вот того же дядю,но в пробковом шлеме колонизатора,провожают к туристическому агентству.Это Европа. Вот старушка плачет надусопшим в 68 лет мужем. Это Украина. А вотстаричок и старушка, оба за 70, лежат напляже под зонтиком — это Европа. Вотукраинец в заштопанных портках выходитиз вип-иномарки. А вот европейский корольв мантии слезает со своего велосипеда.Вот украинец считает жалкую свою получку.А вот европеец в бабочке мчит чем-тонаслаждаться на огромную свою зарплату.

Вообще композиционнокомикс делился на три смысловых блока.В первом — целевой аудиториидемонстрировали, насколько нищая иубогая страна эта ваша Украина. Во втором— показали, какая дикая, хамская инецивилизованная страна эта вашаУкраина. А в третьем, завершающем и самомобширном — какая продажная икоррумпированная страна эта вашаУкраина.

Повторяем. Противопоставленыбыли не «Украина, которая есть, и Украина,которая будет». Картинки четко стравливалиЛучщую Европу и ту страну, в которойцелевая аудитория тогда, в 2013-м, имеланесчастье жить.

Вот жирная двуцветнаяукраинская фемида поглядывает в чашисвоих весов, из которых торчат баксы. Авот стройная, синяя в звездочкахевропейская фемида никуда не подглядывает.Вот украинские пенсионерки в платочкахгнут спины с тяпками над какой-токартоплей. А вот европейские пенсионеркив шляпках пьют кофий с видом на Эйфелевубашню. И эта башня недвусмысленноподчеркивает: нет, это не ваше завтра,украинцы. Это просто то, перед чем выдолжны склониться.

...Сегодня, разглядываявесь этот угар эмоций из перегоревшегобудущего, мы с удивлением делаем вывод:

Украинская РеволюцияДостоинства была в своей эмоциональнойоснове — предельно антиукраинской.Украинофобской, я бы даже сказал. Безкакого-либо почтения к флагу, гербу игосударству она изображала родноегосударство украинцев злейшей карикатурой— и призывала его уничтожить.

И противопоставлялаему, родному государству, не его желучший вариант — а просто заграницу.

Это была не кампанияза развитие. Это не была даже кампанияза колонизацию. Это была кампания завыбор религии, предмета поклонения иобъекта беспрекословного послушания(тогда объект поклонения для простотыназывался Европой — главным образомпотому, что нынешнего очевидного расколаЗапада на ЕС и США еще не было. И потомуамериканское радио «Свобода» безоговорок топило за европейские ценности).

То была непростаязадача. В основном потому, что украинцыв значительном большинстве были иосознавали себя все еще кускомпервосортного народа. Того самого,ворочавшего миром, победившего в мировойвойне, соорудившего космический корабль,лазер, мирный и не очень атом, написавшеговсего Булгакова и снявшего «В бой идутодни старики».

И поэтому кампания заевроассоциацию обязана была самооценкутогдашних украинцев уронить и растоптатькак бычок. Опустить в грязь, вызывать вукраинцах ненависть к своей пусть несамой благополучной, но все же еще покацелой и пока еще многовекторной родине.

И она это сделала. Причемс самого начала все было задумано еслине мудро, то хитро: «для этого необязательно стать частью Евросоюза илихотя бы получить перспективу членства»,отмечалось там в первых строках.

В праве это называется«отказ от ответственности»: украинцампредлагались не перспективы и обещания.Им предлагалось всего лишь сменить веру— отказаться от всего, чем могла гордитьсяУкраина-2013, и возжелать стать чем-тодругим.

Эта кампания, собственно,и перешла в знаменитый лозунг «Украина— це Европа», не имевший никакогосодержания, кроме магического. Весь егосмысл был в том, чтобы вынести тех, ктопринял новую веру, не просто за скобкиусловного «русского мира». Но и за скобкисовременной им Украины. Не просто изкультурного и экономическогопост-советского пространства, но и изсамой современности.

По сути — дальше всеразвивалось логично. Чтобы смотреть наИстинную Европу снизу вверх, следовалоопуститься. То есть практически —отказаться от цивилизационных наработокпоследнего века и вернуться в состояниедобрых туземцев, с благодарностьюпринимающих от белых людей катехезис,бусы с закругленными уголками и огненнуюводу.

И поэтому кампания заЕвропу плавно конвертировалась вкампанию за уничтожение всего украинскогоXX века и всейего неправильной — потому чтонеевропейской, но слишком уж высокоразвитой— цивилизации. Поэтому с таким радостнымостервенением начали уничтожать нетолько память о цивилизационных герояхсоветского века, не только его промышленныеостатки, но и всю его операционнуюсистему — включая его городской языки даже городской костюм.

...В итоге спустячетыре года следует признать: кампаниядостигла своих целей. Европейскаярелигия на Украине восторжествовалаименно так, как должна была. Украинскоегородское пространство обогатилосьдостаточной критической массой хуторскогоэлемента, чтобы сверкающей Европепротивопоставить было уже нечего.

«В Украинесредняя пенсия составляет приблизительно137 евро», - сокрушенно рассказывалаагитка 2013 года. В 2017 году она составила64 евро.

«В Украинеминимальная зарплата в среднем в семьраз меньше, чем в Евросоюзе» - рассказывалаагитка 2013-го. В 2017 году минимальнаязарплата украинцев оказалась в 8 разменьше,чем в среднем по ЕС.

Ну и так далее.

Говорит ли этоо том, что обещания Евромайдана не быливыполнены?

Нет, не говорит.Потому что Евромайдан ничего такого необещал.

Именно здесь,кстати, кроется ответ на вопрос, которымчасто задаются современники: почемунаиболее яростные интернет-активистыновой, вылупившейся из Майдана Украинысами пишут из ЕС. И нет ли тут какого-нибудьпротиворечия с великой идеей национальногодостоинства.

Нет, решительноответим мы. Никакого противоречия тутнет. Именно в этом и был смысл. Туземцыобязаны воспринимать себя как жителейнизшего мира, лишь лучшие из которыхспособны подняться до пребывания в миревысшем, европейском. И поэтому те, ктосвалил и теперь работает не важно кемв Польше или Германии — не утратили ниграна украинского европатриотизма. Онипросто уже достигли истинного Достоинства— и самих себя рассматривают какбодхисаттв, помогающих другим, ещенедостаточно просветленным душам нетерять путеводной нити. И защищающимих от искушений темного Русского Мира.

...Ну и кстати.То, что высший Европейский Мир (уженесколько отчаливший от АмериканскогоМира) сегодня общается с Русским Миромчерез головы добровольно самоопущенныхтуземцев — тоже всего лишь логично.Никто ведь не заставлял их сбрасыватьпамятники, стирать имена героев, закрыватьнаукоемкие производства, забывать языкВернадского, Королева и Гоголя, а уж темболее — скидывать пиджаки и напяливатьсельские ярмарочные прикиды. Им всеголишь предложили.

Как говорилперсонаж винтажного европейскогофильма: «Я вот думаю: кто из нас большеечудовище? Я, предложивший вам снятьштаны, или вы, добровольно это сделавший?»