— 21 октября, 2021 —
 
Общество

Завтрашний мир в гостях у Путина

“Россия ищет способы влияния на европейскую политику через молодёжные крылья крайних партий”

“Россия ищет способы влияния на европейскую политику через молодёжные крылья крайних партий”. Так, ещё до открытия Всемирного фестиваля молодежи и студентов в г. Сочи, напомним, анонсировали его особо прозорливые западные СМИ.

Имелась даже смелая попытка устроить международный бойкот — по инициативе обязательной Украины. В ней, правда, в итоге приняли участие только сами инициаторы. Остальные 25 тысяч граждан из 188 стран бойкот как-то не вдохновил.

Это, кстати, заслуживает отдельного осмысления. Как легко заметить, международная изоляция России есть самая странная изоляция в новейшей истории. Германия — последовательный сторонник санкций и противодействия напору России, но на петербургских деловых форумах немцы толпятся год за годом всё плотнее. Изолирует Россию арабский мир, присылающий своего главного монарха в Кремль под обидные комментарии о «поездке к новому властелину Ближнего Востока». И даже изолирующие тут и там Россию США в основном ограничиваются дипломатическим хамством — на фоне вынужденного роста контактов во всех конкретных точках пересечения интересов на планете (и на фоне роста взаимного торгового оборота, если уж на то пошло).

И в этой драматической обстановке труднее всего тем, кто с какого-то перепугу принял «изоляцию России» всерьёз и с честью несёт. Более того: чем больше будет расти международное присутствие нашей державы-изгоя, тем уже окажутся международные тропки, по которым придётся бегать, чтобы не пересечься с Россией, бойкотирующим нас одиночкам.

…Впрочем, это нюанс. Самым интересным во всемирном фестивале было, как представляется, другое.

Если говорить прямо, то ВФМС лишь отчасти был массовым «открытием России» – хотя бы потому, что Россия уже давно не закрыта.

И он лишь отчасти стал «поддержанием советской традиции в новых формах», в том числе с неизбежными «площадками кросскультурного контента для формирования позитивного мышления».

В значительной же степени — это была встреча политиков мира следующего десятилетия с русским президентом В.В. Путиным.

Вернее, даже серия встреч. Как подсчитали СМИ, в общей сложности президент Российской Федерации виделся с участниками Международного фестиваля молодёжи и студентов в Сочи четырежды. Сначала — приветствовал их на открытии. Затем дважды появлялся среди юных иностранцев на их чаепитиях между пунктами программы. И, наконец, попрощался на закрытии, где закончил свою речь под скандирование «Путин» и «Спасибо».

Ну и главное. Как слегка ошарашенно констатировали журналисты — эта мировая молодёжь не просто очень внимательно слушала Путина и искренне его приветствовала. Она уже прибыла на фестиваль с «путинскими» формулировками.

То есть носители «энергетики молодости» из Африки, Азии, Европы и обеих Америк не стали путинистами в ходе общения и не были «завербованы» обаянием русского лидера. Они прилетели «путинистами». Они прибыли с картиной мира в голове, резко отличной от того, что казалось безусловным ещё лет пятнадцать назад.

В некотором смысле — это русский президент сделал паузу во встречах с людьми,  привыкшими смотреть на сегодня через лорнетки прежнего мироустройства, и встретился с теми, кто повзрослел в мире новом и смотрит на него как на данность, без всяких лорнеток.

И эти люди видят в Путине человека, который описывает мир с главных трибун планеты так же, как его видят они. И может быть — даже в значительной степени создал его таким.

В сегодняшнем мире, напомним, разрушена главная максима однополярности – «если США приговорили какое-нибудь государство, то оно обречено».

В сегодняшнем мире рушится максима «The West and the rest», потому что для того, чтобы считать G7 значительнее G20 – нужно иметь поистине фактонепробиваемые убеждения.

А теперь просто представим, как часто у себя дома молодёжь видит во главе государств именно таких «фактонепробиваемых» ветеранов XX века, всё ещё живущих то Фукуямой, то Холодной войной с Советами.

Вот и ответ на вопрос, поэтому выразителем настоящей реальности является для них не собственный какой-нибудь премьер, а легендарный русский лидер.

В мире внезапно оказалось так много «путинистов» не потому, что у России есть какая-то особая тайная «мягкая сила». Мировой путинизм – это вовсе не неуловимые хакеры с фейк-новостями наперевес, которыми уже замучили свою аудиторию СМИ передовых стран.

«Путинизм» вообще не про Россию — а в каждом конкретном случае он про США, Венгрию, Индию, Францию, Сирию или Аргентину. Это не пирамидальная картина мира с обладателем контрольного пакета правоты на вершине. Это что-то вроде морской карты, на которой суверенные страны-острова, выбирая себе маршруты, должны договариваться не пускать друг друга ко дну.

Для нашей страны будущая «мировая победа путинизма» вовсе не означает, что мы получим свалившуюся корону Америки и начнём сами повелевать планетой. Нашей стране всего лишь придётся иметь дело не с кучей марионеток, изображающих из себя лидеров собственных стран, а с настоящими лидерами собственных стран.

И поэтому на Путина завтрашняя политическая элита («из популистских партий», как отмечает мировая пресса) смотрит не как восторженные хипстеры на Илона Маска («вот-вот он даст нам гиперзвуковой марсианский электромобиль»). А скорее как молодёжь 90-х на Билла Гейтса, создавшего их мир персональных компьютеров.

Они видят, возможно, главного автора сегодняшнего мира – и советуются с ним по поводу мира завтрашнего.

Источник