— 11 апреля, 2021 —
 
Общество

О фильме "Жизнь впереди"

Ещё одна картина, поддержанная Фондом Кино: что это было

Вконсерватории точно что-то надо менять.Вернее, в Государственном фонде кино. Ведь что ни паскудство на экране,обязательно в начальных титрах красуетсяфраза о том, что он это паскудствоподдержал.

Посколькушумят страсти о «Матильде», на которуюугрохано 25 млн долларов, мы намеднивыбрали другой российский фильм,обозначенный в титрах «комедией». «Жизньвпереди», режиссер Карен Оганесян, 1978года рождения.

Смотрели вРиге, кинопрокатчики снабдили кинолатышскими субтитрами. Рассчитываютна кассовый успех. И публика в зале есть.И она смеется. Например, над фразой«Смотрю я на вечный огонь и думаю: скольколюдей в войну погибло». Вставленная вдиалоги не к месту, причем дважды, этафраза дважды рождает в зале всплескисмешков. Может, я уже вышла в тираж, номне совсем не смешно. Мне грустно, чторежиссер может использовать воспоминанияо войне как повод для гэга.

Впрочем,таких поводов для смешливого Оганесянанаходится множество. Под звуки песни«Батяня комбат» в зал придорожногоресторана строем заходят размалёванныепроститутки, затем работа тех жепроституток вызывает у одного из героев(Денис Шведов) публицистический угар отом, как в России все делается спустярукава и никто не отвечает за результат,романтические герои, явившись на похороныодноклассника, там же у березки предаютсяблуду, а герои отрицательные делают все тоже уже прилюдно в ритуальномавтобусе.

Можно былобы сказать, что это очередная история«про уродов и людей», однако людей уОганесяна почти нет, а есть одни уроды. По сюжету, одноклассники съезжаются вродной город, чтобы проводить в последнийпуть «первую жертву» -- понятное дело,тихого алкоголика, это же Россия, сынок,здесь других не выпускают! И попутно изшкафов вываливаются скелеты – кто когов детстве обидел и кто кого не заметил(любовь, морковь). Тема вроде бы жизненная,однако что мы видим перед собой в «сухомостатке»? Девушка, уехавшая в Европу,конечно, -- несчастная стриптизерша(Светлана Ходченкова). Уехавшая в Москвуотличница, конечно, несчастна в личнойжизни и ей не от кого родить (ОльгаМедынич). Удачная в личной жизнимногодетная мать ( Валерия Кожевникова)из чувства жалости готова заслать отцасвоих детей-«осеменителя» (МаксимВиторган) в постель к однокласснице.

Мужскойсостав – вообще феерия режиссерскогоюмора. Пресытившийся деньгами и властьюмажор (Павел Прилучный) является напохороны товарища в сопровождениичернокожей проститутки, на поминкахходит по накрытому столу и бросает внарод, очевидно, главную мысль фильма:«Вся жизнь впереди, бери от нее все».Понятно, что все должны ему завидоватьи даже завидуют. Чернокожая проститутка,как-никак.

Пастор,переквалифицировавшийся из бандитов,конечно, насквозь лжив, потому что всеего подопечные рассказывают, как онипили, курили и безобразничали, а затемпрекратили, познав бога. Поэтому делау пастора идут не ахти, и сам он нелепои неуместно проповедует где попало, --например, рассказывает придорожнымпроституткам историю своего воцерковления,а по щеке его катится скупая мужскаяслеза (Артур Смольянинов). Маменькинсынок (Александр Паль) похищаетвозлюбленную, связывает ее по рукам иногам, заклеивает рот и одну за другойдемонстрирует ей свои мечты, последнейиз которых является спасение из ледянойводы при том, что герой не умеет плаватьи спасать приходится его. Забитыйподросток, ныне хозяин жизни (ДенисШведов), как будто пришел из десяткадругих фильмов, в которых снимался этотартист. Карен Оганесян не слишкомтрудился над образом: ори, матерись имаши кулаками, угрожай убийством – иполная незатейливого юмора режиссерскаязадача будет выполнена. Ну и тебя могутнечаянно столкнуть с дороги обиженные,как без этого в русском кино? Русскийчеловек справедлив, помнит К.Оганесян.

«Земную жизньпройдя до половины, я очутился в сумрачномлесу», -- писал Данте о своих 33 годах.Через это осознание родилась «Божественнаякомедия». Собрав в своем фильме десятокпервоклассных артистов, режиссер ипродюсер использовал вроде бы резонныйвопрос о смысле жизни не для осмысления,а для глумления. Причем не над пороками,которые собственно и высмеивают великиекомедиографы, а над людьми, событиямии даже историей.

Все-такижаль, что в российском кино отменилихудсоветы. Вместе с ними отменили инеобходимость сомневаться в том, чтоделаешь. Заработал кой-какое имя – иможешь выпускать любой трэш. А публика– дура, она посмеется.