— 23 октября, 2021 —
 
Экономика страны

Нефть может вернуться к $100 за баррель. Как этим воспользоваться

В последние три года из-за низких цен нефтяные компании резко сократили инвестиционные программы, что в 2018 году может привести к кризису предложения

В 2020-м цены нанефть способны вернуться к $100 за баррель.В последние три года из-за низких ценнефтяные компании резко сократилиинвестиционные программы, что в 2018 годуможет привести к кризису предложенияна глобальном сырьевом рынке. Об этомговорится в последнем исследованииНационального рейтингового агентства(НРА). С одной стороны, рост цен на нефтьпозитивен для бюджета страны, с другой— он опасен соблазном вернуться ксырьевой модели, говорят эксперты. Пооценке НРА, с учетом цены на нефть ироста налога на добычу полезных ископаемых«по итогам 2017 года ожидается ростнефтегазовых доходов до уровня 2015 годаили выше».

Есть такая биржеваяпоговорка – хочешь насмешить Бога, дайпрогноз цены на нефть. Однако логика впроцитированном прогнозе, несомненно, присутствует.В момент обвала цен на нефть три годаназад акционеры ведущих мировых нефтяныхигроков сохранили себе дивиденды напрежнем уровне, сократив инвестиционныепрограммы. 

Конечно, подъем ставки исокращение баланса ФРС США говорит отом, что мир постепенно входит в периоддорогого доллара. А дорогой доллар этопочти всегда дешевая нефть. Но так или иначе пока нефть скорее вверх, чем вниз. Истоит рассмотреть озвученный вышеоптимистичный сценарий. 

Итак, снова $100/барр.однозначно, прежде всего, хорошо дляроссийского бюджета и акций российскихнефтяных компаний. Система налогообложенияпостроена так, что при высоких ценах нанефть основные доходы от экспорта сырьяидут в бюджет, нефтяникам достаетсяотносительно мало. Вероятно, сновастанет актуальным бурение Арктики,которым, исходя из политики ресурсногонационализма будет прежде всего заниматься полугосударственная Роснефть.Экономический рост немного ускорится,а американские рейтинговые агентства,скрипя сердцем, несмотря на политическийдисконт, вернут суверенный рейтингРоссии, а затем и рейтинги корпоративногосектора, на инвестиционный уровень.

Вероятно, ЦБРдопустит некоторое укрепление российскогорубля. Однако, вряд ли рубль будет дороже50 руб./$. Мегарегулятор начнет интервенциина внутреннем валютном рынке, доведяразмер международных резервов до $500 млрд., сейчас – $425,6 млрд.

Кто-то скажет,что в этом случае Россия никогда несможет избавиться от сырьевой зависимости,диверсифицировать экономику и.т.д. Посвоей логике он будет, конечно, прав. Помоей логике – нефтяной сектор  -это плюс,а не минус. 

И Россия, естественно, должнапользоваться своим конкурентнымпреимуществом. Аналогичную точку зрениянедавно высказал даже такой любительмодернизации и глобализации, как АнатолийЧубайс. По его словам, России не нужноориентироваться на западные стандартыи добиваться 30-процентной доливозобновляемой энергии в энергобалансестраны к 2030 году. Он считает, что, посколькув России есть дешевый газ, можноориентироваться на меньшие показатели.Данная ситуация конечно напрямуюкасается бизнес модели Газпрома, которыйвсю историю буржуазной России дотировалвнутреннюю экономику, компенсируюнедополученную на внутреннем рынкевыручку и прибыль за счет экспортныхпоставок в Европу. 

Наверно, такая ситуацияне совсем справедлива для акционеровГазпрома. Однако она однозначно выгоднавсей остальной экономике. Дешевыйприродный газ – одно из основныхконкурентных преимуществ России.