— 17 сентября, 2021 —
 
Новый кризис

За новый мир ещё придётся повоевать

Ялтинский мир при всей кажущейся его фундаментальности тоже был временным компромиссом

Сочинское соглашение России,Турции и Ирана по Сирии разделилоэкспертное сообщество на два лагеря.Одни сравнивают его с Ялтинскойконференцией 1945 года, на долгие годыопределившей устройство глобальногомира. Вторые называют соглашениевременной коалицией, каждый из участниковкоторой преследует свои собственныецели.

Обе стороны правы и не правыодновременно.

Да, Иран интересует, преждевсего, сохранение прошиитского руководстваи собственного влияния в Сирии. Да,Турцию в Сочи привела не забота о судьбеАсада, а страх перед курдской «угрозой».Да, для России ключевой, по крайней мере,на публично декларируемом уровне былапроблема терроризма.

Однако следует понимать,что любое соглашение является ситуативным.Ялтинский мир при всей кажущейся егофундаментальности тоже был временнымкомпромиссом. Объединение Германии иразвал СССР сделали этот факт очевидным.Дело в том, что расклад сил (ситуативныйпаритет) рано или поздно меняется, авслед за ними меняются договоренности(правила).

К началу Ялтинской конференциимежду США и Британией были заключеныАтлантическая хартия (СССР присоединилсяпозже), англо-американское нефтяноесоглашение (без участия СССР), поделившеересурсную базу Ближнего Востока на зонывлияния, и Бреттон-вудские соглашения(СССР не ратифицировал).

Проще говоря, финансовые,энергетические и политические контурыбудущего мира уже были сформированы.Сталину оставалось только согласитьсяс ними или не согласиться. Он выбралвторой вариант, после чего по фактуподконтрольную СССР зону вывели запределы существующих договоренностей.Произошло то, что позже назовут опусканием«железного занавеса», обвинив в этом Москву.

За последние 20 лет мы как-тозабыли, что государство являетсявыразителем национальных (особых,специфических) интересов. Забыли, чтоискусство дипломатии заключается втом, чтобы эти интересы согласовыватьи гармонизировать (компромисс), а несиловым порядком утверждать единственноверный стандарт. И в этой логике, Сочи,безусловно, продолжение Ялты. Также какЯлта продолжение Вестфаля и Венскогоконгресса.

Если в сочинских соглашенияхи есть какая-то симптоматика, то оназдесь – в возрождении межгосударственногоформата. Точно так же симптоматичнымбыло вступление России в войну на сторонегосударства Сирия против «демократизации»и глобализации под американский стандарт.

Одно напрямую вытекает издругого. Поэтому накануне саммита НАТОв Уэльсе Барак Обама и Дэвид Кэмерон всовместной статье главными угрозамимировому порядку назвали Россию и ИГИЛ.Поэтому «антитеррористическая» коалицияСША в Сирии по числу и составу участниковпрактически идентична группе стран,поддержавших санкции против России. Вобоих случаях США действуют в обходУстава ООН, минуя существующиемежгосударственные договоренности. Тоесть вопреки мировому порядку.

Исламский терроризм - обманка,фокус, способ вывода из зоны общественноговнимания истинной причины конфликта. ТОЗР ИГ (подпитываемое США в форме умереннойоппозиции) - всего лишь средство, а цельюВашингтона в Сирии было государство.Не «кровавый» Асад, а институт национальногогосударства как способ самоидентификациии самовоспроизводства общества.

Процесс, который мы последние20 лет ошибочно называли глобализацией,в основе своей нес денационализациюсоциальных стратегий роста и подчинениеих единой корпоративной стратегии(десуверенизация). Природа глобализациив сближении и взаимопроникновениикультур, нам же предлагали подчинениеучению, которое «всесильно, потому чтооно верно».

На наших глазах разворачивалсяколоссальный проект унификации(стандартизации), сопоставимый по своиммасштабам с мировой пролетарскойреволюцией. С той лишь разницей, чтороль гегемона в нем отводилась не наемнымработникам (монополия на стоимостьтруда), а капиталистам (финансоваямонополия).

Сути антинациональногопроекта не меняет тот факт, что егоагрегатором выступало национальноегосударство под названием США. Формаздесь всего лишь понятная другимсубъектам процесса оболочкатранснационального капитала, конвертируемый(читаемый ими) интерфейс. ИГИЛ тожепытался обрести форму, объявив Раккустолицей. В политическом пространствелюбой социальный проект предстает(становится видимым) в форме государства.

Заключение сочинскихсоглашений столь разноплановымигосударствами как Иран, Россия и Турциявскрыло реальную повестку конфликта,обозначив национальный реванш. Значитли это, что Сирия на веки вечные обреластабильность, и на Ближний Восток пришелмир? Нет. Но это значит, что формат решенияпроблем изменился.

Отсутствие США средиучастников сочинских соглашений означаетпереход от религиозного проектапереустройства Ближнего Востока кнациональному. В дело вступает план Б– создание независимого демократическогоКурдистана на землях Ирака и Сирии,далее Турция и Иран. Именно об этом - утечка в The Washington Post информациио том, что США не собираются уходитьс севера Сирии.

Именно об этом созданиесуннитской коалиции во главе с СаудовскойАравией против Ирана. Об этом национальныйпроект Украины. Об этом новое усилениероли Израиля на БлижнемВостоке. Об этом Брекзит и «альтернативадля Германии». Об этом Дональд Трамп вроли предтечи.

Мир начинает разворачиваться,возвращаясь к национальной модели.Проект финансовой глобализациизамораживается. Наступательные действиязаканчиваются, впереди «окопная война».Расклад сил в очередной раз изменился,необходимы новые правила, новыедемаркационные линии, транзитные зоныи пограничные переходы. Их придетсяизобретать заново, потому что старыевсе (включая оффшорную систему) разрушены.

Маркером завершениянационального разворота следует считатьформирование альтернативной Бреттон-Вудскимдоговоренностям новой системымеждународных расчетов или ее кореннаятрансформация.

Без пересмотра предшествующихЯлтинской конференции 1945 года финансовыхдоговоренностей изменение«англо-американского нефтяногосоглашения» не имеет смысла. Так чтодля формирования новой геополитическойрамки международных отношений (новаяЯлта) придется еще повоевать. Думаю, чтои в буквальном смысле этого слова тоже.