— 20 апреля, 2021 —
 
Общество

Послесловие к пресс-конференции Путина: нам нужна работающая Главная Инстанция для жалоб

Не все могут извернуться, как председатель совета директоров Мурманского рыбокомбината

Теперь, когда нашиглавные СМИ подвели итоги пресс-конференцииВладимира Путина, выскажусь и я о том,что было недосказано с четверга 14декабря.

Два года назад мнепришлось побывать в Приемной ПрезидентаРФ лично, а потом переписываться с этойприемной еще полгода по вопросу, нетерпевшему отлагательства. Мой дом идома моих соседей 1 января 2016 года наглобросила обслуживать управляющаякомпания-монополист, когда мы с соседямине согласились на двойное повышениетарифа на содержание нашего ветхогожилья. Власти города потребовали от насвзять наши дома в непосредственноеуправление, чтобы не нести за нихответственность. Мы возмутились.

Сначала над намииздевались в местной прокуратуре иместной администрации, когда мы тудапожаловались, потом – в государственнойжилинспекции. Оттого-то и пришлось намделегацией ехать в Приемную ПрезидентаРоссии.

Мы привезли туда кучубумаг с доказательствами незаконностипроисходящего, но приемная, тщательнозадокументировав наши свидетельстваи приняв наши доказательства, сделалавид, что мы ничего не говорили и что онаничего не слышала.

Все это время – полгодапереписки с Главной Приемной России –мы жили в ветхих деревянных домах нетолько без содержания, без вывоза мусора,но и без аварийного обслуживания,ежедневно рискуя своими жизнями.

Тогдашние руководителигорода, обвинив нас в скандальности занашу несговорчивость, сказали, что никтонаши дома в управление не возьмет. Ивсе. Всем на нас было наплевать.

Тогда я обошла всеуправляющие компании города, поговорилас директорами каждой из этих компанийи нашла вариант управления нашими домамибез повышения тарифа. С тех пор полторагода мы живем спокойно. (Беспокоит толькото, что дома разваливаются от старости.)Правда, тариф в текущем году все жеповысился, но не в два раза, а на 6процентов.

А два года назад, когдавсе власти и правоохранители, какговорится, в гробу нас видали, мне и моимсоседям было очень больно. И мы с отчаяниемдумали: «Ну как? Как донести нашу бедупрямо до Президента?!»

Теперь я вижу как: какпредседатель совета директоровМурманского рыбокомбината. Проник мужикна пресс-конференцию Президента подвидом журналиста, да еще прорвался кмикрофону. Рвался, чтобы выжить.

Я – журналист, я могупросто аккредитоваться. Но не хочу.

Наблюдая прежниепресс-конференции и тех, кто задавалтам вопросы, я не видела смысла ваккредитации. Я видела там все то же,что в Приемной Президента.

Поэтому самой ценнойинформацией с пресс-конференции вчетверг 14 декабря было для меня вот что.

«И в регионах,и на федеральном уровне в текущемрежиме, – и это я вам говорю какчеловек, который возглавлял Правительствочетыре с половиной года: в 99-м годуи в недавнем прошлом четыре года,полный срок отработал, – выне представляете, какой колоссальныймассив работы проходит через Правительство,– сказалПутин. – Это самая тяжёлая и сложнаяработа в системе управления. Тамвмешиваться в каждый вопрос, погружатьсядаже невозможно, не только вмешиваться.И в регионах то же самое.А в регионах вообще мы частоне дотягиваемся, даже не знаеминогда, что там происходит. Это плохо,конечно, надо знать всё».

То есть Президентпублично признал, что правительство незнает о происходящем на местах. И знатьне может, потому что у него нет на этовремени и сил. И Президент понимает, чтоэто плохо, потому что знать надо.

Отсюда два вывода.

Вывод первый: жаловатьсяв правительство бессмысленно. Никтожалобы там читать не будет.

Вывод второй: для жалобнужна специальная инстанция, чтобысобирать информацию, которую правительствузнать надо.

Одна такая инстанцияесть. Она называется Приемная ПрезидентаРФ. Как она работает, указано в началеэтого текста.

Возможно, именно поэтой причине Владимир Путин дальшесказал вот что: «Но для этого мыпроводим и сегодняшнее мероприятие,ежегодные конференции и «Прямыелинии». Как бы их ни ругали и как быни говорили о том, что они носятформальный характер, – это не так.Вот это есть обратная связь, когда людинапрямую могут добраться до первыхлиц государства. Ну и, да, когда этовозникает, тогда включается так называемоеручное управление, которое призванозатем систематизировать эту работу».

Из этой цитаты сновавытекают несколько соображений.

Первое. Миллионы обычныхграждан России аккредитоваться напресс-конференцию не могут. Аккредитованныетуда журналисты задают не те вопросы,которые ежедевно волнуют рядовыхграждан. Рядовых граждан больше волнуетне политика и таргетирование инфляции,а кто заставит директора управляющейкомпании не повышать тарифы и не бросатьдома, кто даст работу, чтобы было на чтожить и чем платить по тарифам и ктонайдет управу на зарвавшихся чиновников.

Второе. Миллионы обычныхграждан не могут задать свои вопросыво время одной ежегодной «Прямой линии»,даже если она длится не три с половинойчаса, а сутки напролет. Граждане не могутбыть уверены, что оставленные ими и незаданные Президенту вопросы в видеголосовых, смс-сообщений, тестов ивидеороликов обязательно прочтет,прослушает и увидит Президент. А еслиих прочет и увидит не Президент, а кто-тодругой, то вопросы не решатся – в этомграждане точно уверены.

Третье. Если ПриемнаяПрезидента не исполняет своегопредназначения, то надо сделать одноиз трех: либо ее ликвидировать, либоуволить всех ее сотрудников за служебноенесоответствие, либо изменить принципыее работы так, чтобы от нее был толк игражданам, и государству.

Четвертое. Если людямприходится добираться до первых лицгосударства по неотложным нуждам, тозначит, никакого толку нет во всейсистеме муниципального управления. Неоправдала себя эта система с 1993 года,когда она была введена ныне действующейКонституцией. Систему надо менять.