— 25 октября, 2021 —
 
Будущее

2017-й: ни одна паника не сработала. Итоги из Казахстана

В начале года мы писали о том, чего нам от него ждать

Когда заканчиваетсягод, хочешь не хочешь, а нужно подвестиитоги, даже если календарь застал всепроцессы незавершенными. Если ужбухгалтерия и госбюджет живет покалендарю, то и нам нечего расслабляться.

В начале года мыписали о том, чего нам от него ждать.Просмотреть свои недавние планы ипрогнозы, снисходительно улыбаясь –всегда приятно, хотя и немного неловко.Попробуем хотя бы зафиксировать, в какомсостоянии.

Первое, что следуетпризнать, 2017 год обошелся без знаковыхсобытий, свершений, поворотов и потрясений,как глобально, так и для РК. При этом винформационном поле за прошедший годпоявлялось множество поводов для паники,исчезавших так стремительно, как этопринято в мире, начавшем жить в ритмесоциальных сетей.

А пока Трамп угрожалКНДР, биткойн прыгал и падал, а медийныезвезды разного уровня локализацииперебирали оставшиеся способы поддержатьпопулярность, решались скучные прикладныезадачи.

Для нашей страныиностранные инвестиции по-прежнемуостаются синонимом абсолютного благаи даже сравнительным KPIруководителей, а значит и одним изосновных индикаторов. Иностранныеинвесторы в уходящем году вложили вэкономику РК ещебольше денег, чем в 2016 году. Мало того,в последние годы иностранные инвесторыдаже начали обращать внимание наперерабатывающий сектор (хотя если бытьоткровенным, то формально несырьевыеинвестиции – идут пока всё равно воколосырьевую инфраструктуру).

И это не простоспекулятивный скачок, а результатнапряженной и согласованной работывсей государственной машины. Здесь итотальная реформа корпоративногоуправления в государственных иквазигосударственных компаниях, и новыйналоговый кодекс (вслед за новымтрудовым), и много другой работы. Дажев «Doing business»прибавили целых 2 пункта. Есть какой-тоособенный шик в том, что самое дорогоеимиджевое мероприятие за всю историюстраны (EXPO-2017), не имеет кэтому результату почти никакого отношения(не зря его бюджет в последний моментсократили почти вдвое).

И хотя статистическиеитоги будут подведены ближе к концупервого квартала 2018 года, уже сейчаспонятно,что в целом экономика немножко «задышала».Промышленность в деньгах и объемах далапочти 25% роста. Там не только добыча(спасибо стабильно приличным сырьевымценам), рост которой планировалсяи ожидался. Поскольку в некоторомсмысле все отрасли экономики РК можноназвать сопутствующими сырьевомусектору, позитивный эффект наблюдаетсяи в обрабатывающей промышленности, и вторговле (рост, правда, сильно обусловленвыходом из налоговой тени огромноймассы малого бизнеса, но этого ведь надобыло еще добиться).

Однако одной мировойконъюнктуры сырьевых цен было бынедостаточно для того, чтобы показатьто, что показывает наша экономика истатистика к концу 2017 года. Абсолютноточно пусть промежуточные, но успехи вторговле, оживление кредитования,стабилизация валютного курса и платежногобаланса – всё это можно смело отнестик заслугам исполнительной власти.Понятно, что роль мер государственногорегулирования и поддержки в этихпроцессах была ключевой. Строительствовзбодрилось благодаря ипотечномукредитованию, ипотечное кредитование– благодаря государственным программами т.д. Но есть ли другой рецепт преодолетькризис, оставаясь в прежней стратегическойпарадигме? То-то и оно. И вообще, возможномы становимся свидетелями того, как всхему «выделить деньги – уволить заотсутствие результата – выделитьденьги» постепенно протискивается исам результат. Если роль государственногобюджета в экономике так велика, то почемубы не сделать эту роль более активной.Превратить далеко не самую однозначнуюмировую конъюнктуру в 3-4% (предварительно)роста ВВП по итогам года удавалось намдалеко не всегда.

В финансовом отношении2017 год был едва ли не первым «чистым»годом новой политики плавающего курсанациональной валюты и, как минимум,Нацбанк справился и с основными рисками(не допустил резкой девальвации исущественной волатильности тенге и, вобщем, сдержал инфляцию), и с колоссальнымдавлением в информационном поле. Вэтом, конечно, Нацбанку сильно помогприток иностранных инвестиций (да чтотакое, опять они!), который помогминимизировать дефицит в платежномбалансе, а значит и давление на тенге.

Немалый вклад в общеедвижение вперед внесла модернизацияадминистративных органов (государственныеуслуги для населения в больших городах)и развитие технологий (всё большебезналичного расчета, все большемобильных и интернет-транзакций).

Единственным, но оченьчувствительным был еще до конца нераспутанный скандалв пенсионной системе. Это было довольнодолгоиграющей темой и источникомнегатива для населения. Но, во-первых,еще ничего до конца не решено, а во-вторых,многие казахстанцы так привыкли нерассчитывать всерьез на пенсионныенакопления, что относятся к пенсионнымотчислениям, как к еще одному видуналога. Одной пустой надеждой меньше,как писали в комментариях к новостямоб ЕНПФ. Однако и тут руководствовыдержало натиск и очень профессионально«замылило» скандал последовательнойработой, как с инвестиционным портфелемпенсионного фонда, так и со СМИ.

В целом,действительно важные события в 2017 годупротекали в некоторой тени довольнопустых скандалов и слухов. ПровалEXPО-2017, девальвация,латинизация и т.д. – все эти темыдобросовестно давали хлеб политологам,экспертам и журналистам. Ну и краснойлинией через все новости, аналитику,публицистику и политологию протянулосьзагадочное и мрачное «подготовка ктранзиту власти». Этим магическимсловосочетанием объяснялись и реформы,и их отсутствие, и относительныйвнешнеполитический штиль, к концу годасмазанный небольшим предвыборно-пограничнымконфликтом с соседями из Кыргызстана.

В целом же, Казахстандобросовестно и без энтузиазма, как мыэто умеем, выполнял все международныеобязательства, предсказуемои осторожноголосовалв ООН, сужал обойму по-настоящемупроверенных государственных функционеров,успевая при этом омолаживать руководящийсостав второго эшелона и наращиватьмощь вооруженных сил (главным образом– ВВС). По каждой из этих тем, особеннопро «модернизацию сознания», тожеобъявленную официально в 2017 году, лучшерассуждать отдельно. Что мы с удовольствиеми сделаем в будущем году.

Если бы заметказаканчивалась этим абзацем, ее бынапечатали в любом отечественном СМИ,а в комментариях резонно и беспочвеннозаметили бы, что «автор получает денегот власти за хвалебные оды во времякатастрофы», всё как водится.

На самом деле, годдействительно был для страны хорошим,если трезво оценить условия и возможности.Всё, что можно было сделать властям РКв тактическом отношении, не меняя нивектора развития, ни базовых принциповсуществования, было сделано. И сделанодовольно качественно.

Все вопросы, которыеможно назвать фундаментальными икритическими, так и остались открытыми.В экономике – громоздая неэффективностьгоскомпаний и квазигосударственнойнадстройки(Фонд национальногоблагосостояния), а также весь портфельтоксичных кредитов, сформированный в2007-2008 и состоящий, грубо говоря, изстроительных зерновых и нефтяных долгов.

В управлении – тот жепринцип персональной лояльности,вынужденной ротации и слабостьгосударственных институтов (один и тотже орган, возглавляемый разными пополитическому весу фигурами с легкостьюпревращается из декоративного вопределяющий и обратно).

В идеологическомотношении – привычная и заводящая втупик подмена цели процессом. Когдаобъявляется модернизация сознания безпонимания, что в основе этого сознаниялежит.

Во внешней политике,образовании и культуре – многовекторность,где из-за большого количества векторов,сразу не определишь, какой из них будетсегодня основным.

Главный положительныйвывод, который можно сделать по итогам2017 года – это то, что система проявляеткуда большую гибкость и устойчивость,находясь по сути в условиях лёгкогошторма. Есть все основания рассчитывать,что и на более высоких скоростях онабудет вести себя также надёжно.