— 14 апреля, 2021 —
 
Общество

Дело Серебренникова: как ложь убивает систему

​«Обнал» - вывод денег со счетов предприятия в «черную кассу» предприятия

«Обнал»- вывод денег со счетов предприятия в«черную кассу» предприятия. Обычнопроизводится путем перечисления денег по фиктивному договору, на «помойку» -организацию, снимающую наличность вбанке и отдающую её предприятию обратно.С удержанием «помойкой» своего процента,который в былые времена колебался околодвух, а нынче, говорят, близок к десяти.В некоторых случаях договор частичнофиктивный, схема близка к «откату» –что-то делается, но по завышенной цене,разница возвращается налом. Кстати,знаменитый Захарченко, скорее всего, был участником обнальной схемы - и деньгипо большей части были и в правду не его.

«Чернаякасса» - этоналичные, которые фактически есть упредприятия, но по бухгалтерии неучитываются. Ими рассчитываютсяначальники в ресторанах на деловыхпереговорах, выплачиваются премии и«черная часть» «серых зарплат», платятсявзятки и откаты чиновникам, покупаютсяпеченьки в офис. Есть почти на любомпредприятии и в любом учреждении, включаяналоговые инспекции и госкорпорации.В т.н. политических партиях и шоу-бизнесе составляютзначительную часть оборота.

ДелоСеребренникова, его общественноеобсуждение, публичная позиция обвиняемогои обвиняющих, а также их групп поддержки - представляет собой живой пример того,как формируется «правоприменительнаяпрактика». Как общество в целом приходитк тому или иному варианту развития. Какформируется реальность.

Наего примере мы можем наблюдать, какмалодушие и полуправда ведут кухудшению положения всего общества,как умножают противоречия и ложь в системегосуправления.

Дальнейшее - личное мнение. Позициясторонников Серебренникова и его защиты вызвала бы куда большее сочувствие, если бы он некамуфлировал факт обнала, а так бы четкои ясно сказал - "деньги наличил, припомощи бухгалтера, получал от бухгалтеранал. Вел расчеты по проекту со всемиучастниками проекта в наличной форме".

Посути, фигурант так и сказал в своей речи всуде, умалчивая только о собственномосознании факта обнала. Это умолчаниеи эта попытка не признать очевиднойвины (именно в обнале) делает из неготрусливого обывателя, стремящегосяоправдаться в суде. А тех, кто егоподдерживает - превращает в лицемеров,которые «за своего» готовы закрытьглаза на очевидное нарушениезаконодательства (судя по публичнойинформации, на Серебреникова вышли впроцессе проверки «помоек» и выявленияслитых на эти «помойки» денег).

Еслибы он повел себя как общественныйкультурный деятель, и именно в этойплоскости заострил бы вопрос - "Государствовыдало денег на проект, я их на проектпотратил, нарушив при этом финансовуюдисциплину - обналичив деньги. Умыселмой состоял в обходе чрезмерно усложненныхи мешающих работать правил бухгалтериии ведении документации, а также вупрощении расчетов. Виноват также втом, что потратил на проект больше, чемпредполагало государство, котороерассчитывало забрать обратно себе частьвыделенных денег себе в виде налогов,а они все были потрачены на проект."Тогда это было бы дело способное статьповодом для серьезной дискуссии. Длярасчистки завалов «двоемыслия» и прямойлжи. Ошибочных и неэффективных механизмовв государственной системе. На конкретном,небольшом участке, но все же.

Ноложь самооправдания по поводу «обнала»приводит к укреплению позиции обвинения,которое тупо и прямолинейно приравниваетвсю сумму обнала к похищенному. Считаянесущественным то, на что были потраченыобналиченные деньги.

Безконцепции «обнала», деньги, перечисленныепо фиктивному договору, на заведомую«помойку», не могут рассматриватьсяиначе как украденные. Обвиняемый,отказываясь от использования в своейзащите понятия «обнала» и отказываясьпризнавать свою в этом вину, фактическизаявляет о том, что деньги ушли изпредприятия всей суммой, то есть былиукрадены.

Безссылки обвиняемого на «обнал» следствиюне надо доказывать ничего, кроме того,что у следствия твердо доказано –перечисление на счет «помойки», подписанноедиректором. «Помойка» наверняка проходитпо другому делу, где, возможно, уже вынесенприговор и факт её «помоешности» ужесчитается доказанным. Отсюда кажущаясянелогичность поведения следствия,которое «не уделяет внимания» показаниямобвиняемого.

Формируетсялогическая вилка – если не наличил, тоукрал все (отсюда огромные суммы –наличили-то почти все). Если наличил, тонарушил налоговое законодательство (ипретензии на самом деле могут бытьтолько в той части, которая должна былапойти в налоги, а, следовательно, ущербзаведомо гораздо меньший и нуждаетсяв тщательном доказывании).

Какюрист - юристам, скажу, что при честнойи последовательной позиции обвиняемого из этого дела мог бы получиться отличныйпрецедент. Оно имеет общественноевнимание, разбирается и анализируется.Может дойти до Верховного суда и послужитьформированию правильной практикиприменения норм права - а вопроснешуточный. Вопрос принципиальный,является ли "черный нал" априори"похищенной суммой" или являетсянарушением финансовой дисциплины иуклонением от налогов? В результате,совершенно разный предмет доказыванияи совершенно разная постановка вопросао причиненном ущербе. В данном случае,гипотетический ущерб именно государству,может быть в десятки или сотни разменьшим чем публично объявленный исводится к доказанным случаям неуплатыналога по сделкам, при которых налогдолжен был быть оплачен.

Совершенноразные статьи УК, в том числе посанкциям:Ст. 158 Кража (Хищение) Группой,в особо крупном - только лишение свободыдо 10 лет.Ст. 160 Присвоение - тольколишение свободы до 10 лет.Ст. 199 Уклонениеот уплаты налогов - штраф или исправительныеработы или лишение свободы до 6 лет.

Кстати,дело касается не только и не столькоСеребреникова. И не только бюджетныхденег. Если на основе такого громкогодела утвердится практика признаниясудом доказательством совершенногосостава «Кража» самого факта переводаденег на «помойку», то под эту практикупопадут все – любой коммерсант ипредприниматель.

Этосейчас Серебреников и медиа вокругэтого дела могут поставить вопрос об«обнале», о его юридической квалификации,о том, под какую статью УК он попадает(кстати, в Уголовном кодексе нет статьи"Обналичивание денежных средств").О том, что до сих пор за обналичивание"притягивают" криво, косо и какпопало по разным "подходящим составам",но в основном самих клиентов «помоек»не трогают. А потом, когда практикаутвердится и шаблон будет отработан,дела пойдут косяками. И под этими делами,с элементарной фабулой доказывания иреальным сроком до 10 лет, окажутсядействительно практически все руководителив России.

Те,кто наличит деньги сейчас и боится, каки Серебреников, поставить вопрос в этойплоскости, делают себе только хуже. Таккак после запуска практики квалификации«Обнал это кража»» начнется окончательныйскорбец всему, что шевелится в российскойэкономике. И именно это есть основнойприцел тех, кто заварил это громкоедело. Когда оно состоится, рыпнуться всуде будет уже невозможно.

Вморальном плане получается следующее. Частьобщества уверена, что Серебрениковукрал миллионы (68 или 130). А другая часть обществауверена, что Серебренников честнейшийчеловек.Для одной части общества все «коммерсанты»по определению воры, особенно если уних квартира в Берлине, а для другойчасти «черный нал» обычное дело и «чтов этом такого». 

Обе части общества неправы, отчасти осознают свою неправотуи, в том числе в силу осознания неполноценностисвоих позиций, особенно отчаянно лаютдруг на друга. Давая системе под шум игам не о том закрепить юридическиневерную и опасную для общества практику.

Есливернуться к юридическим разъяснениям,то стоит отметить следующее: сменасостава преступления меняет предметдоказывания. И обязанность доказываниялежит на обвинении. Получается, что посоставу "уклонение от налогов"отсутствие расписок - не беда обвиняемого, и он не должен называть поименнополучателей. Презюмируется, в частности,их, получателей, добросовестность. Размерущерба априори меньший и имеютсясложности с доказыванием. Вообще делосложнее для следствия и проще дляобвиняемого (например, можно доплатитьналоги и обычно на этом все)

При составе же "кража" (хищение) обвинению надо доказать умысел на присвоениелично Серебренниковым. Линия защитысостоит в подчеркивании обязанностиобвинения доказать умысел на выводсредств из-под контроля предприятия иопровержении доводов обвинениянаправленных на доказательство такогоумысла. В частности, указанием напоступление денег в кассу предприятия,пусть "черную", на ведение какой-то"черной" бухгалтерии, на состоявшиесяспектакли и сопутствующие им сделки,проведенные по «черной бухгалтерии». 

Для этого надо признаться в существованиисистемы «обнала» - то есть поступленияденег в распоряжение предприятия и наего цели в наличной форме.

Включение дурака, замалчивание «обнала» до добра все равно не доведет. Судья,видя "уход от ответственности", ане "переквалификацию на другую статью", скорее признает режиссера виновным вкраже. Режиссер получит реальный срок и практикапойдет по неверному пути.

Инымисловами, реальная защита от обвиненийв краже строится на признании фактанарушения налогового законодательстваи факта обнала. А уже в рамках обвиненияпо уклонению от уплаты налогов, добившисьтакой переквалификации, можно выстраиватьлинию на недоказанность размера ущербаи прочие нюансы.

Итогомдискуссии могла бы быть законодательнаяинициатива устанавливающая ответственностьименно за «обнал». Но так как одни непонимают его отличия от кражи, а другиебоятся наступления такой ответственности,хуже станет всем. Потому как нал вомногих областях играет роль инвестора. 

Без него просто все встанет колом - либоочередной чиновник в погонах или безбудет получать свою долю от того, чтокто то осмеливается работать.