— 22 апреля, 2021 —
 
Новый кризис

Приручение бунтарской Америки. Вместо рецензии на х/ф "Дэдпул 2"

мы просто кратко опишем явление, несколько потерявшееся за всей этой веселухой

Уважаемые читатели!

В принципе тут моглабыть рецензия на художественный фильм«Дэдпул 2».

Но фильм «Дэдпул 2»практически целиком состоит изкритического обсуждения фильма «Дэдпул2» его же персонажами. Они едко обсуждаютжанровую принадлежность картины,ходульность друг друга, топчутся понелогичному сюжету и очень многоиздеваются над остальной т.н. марвеловскойкиновселенной.

Поэтому мы просто краткоопишем явление, несколько потерявшеесяза всей этой веселухой.

Дело в том, что (и этомало кто заметил) в фильме произошлоочередное «приручение героя». УэйдУилсон, он же Дэдпул — в первой картинебыл антигероем. То есть центральнымперсонажем сюжета, которым движет нечто-нибудь высокое, а вполне частныесоображения: желание вылечиться отобезобразившей его мутации, желаниеспасти свою женщину и, наконец, простоотомстить. И когда в патетическом финале«Дэдпула 1» сначала звучит призыв П.Н.Распутина (Колосса) о необходимостибыть героем и предать злодея в рукиправосудия — У. Уилсон, выслушав егопочти до конца, злодея весело приканчивает.

Во второй же картине —формально как бы ещё более безбашенной(там отважно показывают гениталииДэдпула и насилуют кабелем злодея) —антигерой становится политическиправильным. Он вырастает над своимимелкими интересами и встаёт на службудобру, тем самым мутируя в героя. А длязакрепления перемены даже внезапноначинает испытывать полушутливоевлечение к блестящим металлическимягодицам товарища по борьбе.

Это не первый случай.Тенденция на приручение антигероев вамериканском масскульте — достаточнодавняя.

Я могу вспомнить спотолка ряд примеров. Например, в первомсезоне супергеройского сериала «Стрела»набравшийся суровых навыков в РусскойМафии сын богатой американской семьиначинает вершить самосуд в родномгороде, физически приканчивая не толькобандитов, но и коррумпированныхчиновников.

Но уже во втором, кажется, сезоне — хоба — он переживаетпросветление и 1) ограничивает своикарательные акции строго бандитами и2) сдает их живыми в руки всё того жеправосудия.

Ещё например — в первомфильме о приключениях Пипца (англ.Kick-Ass, рус. гобл.Поджопник) двое подростков весело,трогательно и совершенно беззаконноприканчивают целую толпу подручныхзлодея, а затем и его самого.

Вторая картина той жесерии превращает школьников-мстителейПипца и Убивашку в защитниковдаже не законности и порядка, а чуть лине семейных ценностей — для чего придаётим массу неуместных до постыдностивспомогательных соратников.

Летающийхакер Нео, в 1999 году грозившийся Матрицеосвободить Человечество и показать ему«мир без правил» - завершил свое шествиедовольно затейливым самопожертвованиемв пользу Матрицы.

Наконец,безусловно удачным примером «прирученияантигероя» может служить «Тёмныйрыцарь», в котором Бэтмен, в принципепоставивший себя за грань законностии даже морали для того, чтобы карать зло— в итоге не убивает Джокера, а моральнопобеждает силой духа и передаёт его всёв те же руки правосудия. Изгоем емуудаётся остаться только в результатенесчастливого стечения обстоятельств.

...Я, честноговоря, понятия не имею, является ли этопостоянное скольжение антигероевпередового кино к политкорректностиинстинктивным — или тенденцией,навязываемой некоей «голливудскойзакулисой». Но сама тенденция налицо.Изначально бунтарские и антисистемныеперсонажи один за другим превращаютсяв защитников передовых ценностей:гуманизма, гендерного и расовогоравенства, законности и всего такого —и начинают Do The Right Thing (тоесть Поступать Правильно).

У меня естьтолько одна версия происходящего,уважаемые читатели. Штука вся в том, чтов Америке, подарившей миру свою безусловновеликую масс-культуру, по сей деньсуществует «проблема виджилантов».

Виджиланты— иначе говоря, «бдящие» - выполняли вэпоху становления американскойгосударственности функции народногоправосудия. Ну, как они его понимали.Занимались они социальной хирургией впериод условного фронтира, когдасобственно государственные механизмынасилия были беспомощны, а суперзлодеиДикого Запада нередко ходили с шерифскимизвёздочками.

Вавтобиографическом произведениимолодого Марк Твена «Налегке» (1871) методыработы «бдящих» описываются достаточнодетально. Это были граждане, творившиенелицензированное правосудие в обходкаких бы то ни было бюрократическихпроцедур. разумеется, некоторые группывиджилантов сами мутировали в банды —после чего становились, в свою очередь,угрозой, с которой приходилось бороться.

К современностиот института виджилантов осталисьтолько реликтовые остатки. Однако памятьо них — и память зачастую восторженная— по-прежнему жива и бередит души широкихамериканских масс.

В связи совсем этим фигуры народных мстителейамериканский масс-культ не можетигнорировать — и потому время от времениих воспроизводит. Правда, судя по всему,существует неписанное правило:перемалывать их впоследствии в стражейактуальных ценностей — либо по возможностибесславно сводить со сцены.

Чтобы потомвывести на сцену новых бунтарей — иприручить их.