— 21 апреля, 2021 —
 
Новый кризис

Ополченцы Донбасса в Казахстане: за что их привлекают

Уголовному преследованию за участие в войне на Донбассе подвергаются не только славяне, но и казахи

Начиная с декабря2014 года, когда суд в Астане приговорилгражданина Казахстана Евгения Вдовенкок пяти годам заключения за участие ввооружённом конфликте на Донбассе настороне ЛНР, в прессе и социальных сетяхпериодически обнародуются фактыуголовного преследования ополченцевиз Казахстана местными правоохранительнымиорганами. Последним на сегодняшний деньслучаем, получившим огласку в СМИ, сталодело жителя города Темиртау НикитыСтепина, бывшего ополченца ЛНР, 30 мая осуждённого местным судом на 25 летлишения свободы.

Данный приговор сталрезультатом откровенной уголовщины –в ходе бытового конфликта, переросшегов драку, Степин в состоянии нервногосрыва застрелил из обреза двух человек.То есть изначально никакой политическойподоплёки в этом деле не было. Появиласьона позднее, когда в ходе обыска наквартире Степина сотрудниками полициибыли найдены свидетельства его пребыванияв ополчении. К огромному сроку Степинбыл приговорён в первую очередь задвойное убийство, а его участие в событияхна Донбассе стало лишь сопутствующимфактором в ходе судебного разбирательства.

Однако дело Степинав очередной раз всколыхнуло общественность,хотя по факту речь в данном случае идётвообще о другой проблеме – о нарушеннойвойной психике. Человека в стрессовойситуации просто заклинило, что и повлеклоза собой трагические последствия. Темне менее, проблема уголовного преследованияграждан Казахстана за участие в конфликтена Донбассе имеет место и волнуетнеравнодушную общественность. В этойсвязи хотелось бы обрисовать ситуациюпо возможности спокойно и без истерик.

Итак, среди людей,сочувствующих Донбассу, выделяются двахарактерных мнения. Мнение первое(наиболее популярное) – власти Казахстанасознательно преследуют своих русскихграждан за деятельную помощь Донбассу,опасаясь сепаратистских настроений всеверных областях республики. Мнениевторое (чаще всего озвучиваетсяказахстанцами) – статья УК РК,предусматривающая наказание за участиев вооружённых конфликтах за рубежом,направлена в первую очередь противграждан Казахстана, уехавших воеватьв ИГИЛ и другие террористическиегруппировки в Ираке и Сирии, а добровольцыДонбасса попали под неё прицепом. Мнениепервое в значительной степени хромает,поскольку учитывает только частьполитических обстоятельств, а второе– красивое и позволяющее свести проблемук прискорбному стечению обстоятельств,– увы, вообще несостоятельно.

Статья 162 о наёмничествеблагополучно существовала в УК РК и довесны 2014 года. В примечании к даннойстатье говорится: «Наёмникомпризнается лицо, действующее в целяхполучения материального вознагражденияили инойличной выгоды[выделеномной – С.Г.] ине являющееся гражданином стороны,участвующей в вооружённом конфликте,не проживающее постоянно на её территориии не направленное другим государствомдля выполнения официальных обязанностей».Доказать факт получения материальноговознаграждения далеко не всегдапредставляется возможным, а вот под«личную выгоду» можно подписать всё,что угодно, соответственно, в отношенииказахстанских джихадистов статья и такбыла вполне работоспособна.

Плюс к этому вотношении казахстанцев, влившихся вряды международных террористическихгруппировок, в зависимости от обстоятельств,применимы и другие статьи УК РК, напрямуюнаправленные на борьбу с терроризмоми экстремизмом: статья256 «Пропагандатерроризма или публичные призывы ксовершению акта терроризма»,статья 257«Создание,руководство террористической группойи участие в её деятельности»,статья 258«Финансированиетеррористической или экстремистскойдеятельности и иное пособничествотерроризму либо экстремизму»,статья 259 «Вербовкаили подготовка либо вооружение лиц вцелях организации террористическойлибо экстремистской деятельности»,статья 260 «Прохождениетеррористической или экстремистскойподготовки».

Введение жедополнительной нормы об уголовнойответственности за участие в вооружённыхконфликтах в других странах было всрочном порядке инициировано казахстанскимипарламентариями 20 марта 2014 года (т.е.спустя два дня после подписания договорао вхождении Республики Крым в составРоссийской Федерации), и уже 23 апреля вУК РК появилась новая статья162-1«Участиев иностранных вооружённых конфликтах»,предусматривающая наказание в виделишения свободы сроком от трёх до семилет за «Умышленноенеправомерное участие гражданинаРеспублики Казахстан в вооружённыхконфликтах или военных действиях натерритории иностранного государстваприотсутствии признаков наёмничества[выделеномной – С.Г.]». И первымосуждённым по новой статье стал некакой-нибудь игиловский террорист, атот самый Евгений Вдовенко из Астаны.

Так что вполнеочевидно, что в Казахстане с его достаточновысоким процентом славянского населения«Русская весна» в Крыму и на Донбассеотозвалась весьма тревожным эхом. Властиреспублики действительно занервничалии восприняли сочувственное отношениезначительной части граждан Казахстанак восстанию Юго-Востока Украины противнового киевского режима как дополнительныйфактор риска дестабилизации ситуациив стране (при этом власти Казахстанакак будто не замечают того простогообстоятельства, что «сепаратизм»Юго-Востока явился прямым следствиемпобеды националистического майдана, иупорно ставят телегу впереди лошади).

При этом необходимоотметить, что уголовному преследованиюза участие в войне на Донбассе подвергаютсяне только славяне, но и этническиеказахи. Да, в новостях озвучиваются восновном русские и украинские фамилии,но факта заведения уголовных дел наополченцев-казахов это не отменяет (япросто знаю). С одной стороны, по-видимому,«ненавязчивый» упор на славянах делаетсядля острастки потенциальных «сепаратистов».С другой, как мне кажется, властямКазахстана самим не очень удобноозвучивать казахские фамилии, посколькуналичие в рядах ополчения этническихказахов воскрешает в сознании обществаобраз воинов-интернационалистов иломает однобокую картинку противостоянияв стиле «центральноеправительство vs.сепаратисты».

Но это одна сторонамедали. На другой её стороне – уже невнутренняя озабоченность казахстанскихвластей, а большая международнаяполитика. Причём речь в данном случаеидёт не только о многовекторностивнешней политики Казахстана, соблюдениинейтралитета в сложных конфликтныхситуациях и усилиях руководствареспублики по созданию имиджастраны-миротворца. Всё это – вполнеочевидные моменты, периодически, правда,принимающие мудрёные обороты и вызывающиенепростые вопросы, но обсуждать их мысейчас не будем. Хочу сказать о другом,что зачастую ускользает из поля зренияобщественности. О заинтересованностисамой Москвы.

Применительно кУкраине и Донбассу Москва заинтересованав том, чтобы иметь в лице Казахстанадополнительного посредника в общениис руководством Украины, ибо случаибывают разные. Кроме того, в качествеодного из участников потенциальноймиротворческой миссии на Донбассе,который устраивает и Москву, и Донецкс Луганском, рассматривается казахстанскийконтингент (сводный батальон миротворцевготовится к выполнению данной миссиис 2016 года). Киеву, конечно, перспективаввода миротворцев из стран-членов ОДКБне улыбается, но, опять-таки, случаибывают разные. С другой стороны, Астанапредоставила переговорную площадку поСирии, ставшую реальной и эффективнойальтернативой «женевскому процессу»,и это крайне важно, тем более что сирийскийи украинский конфликты так или иначевзаимосвязаны. Поэтому нейтралитетКазахстана в определённой степени дажежелателен, но он несовместим с открытымучастием казахстанцев в боях на стороне«республиканцев» Донбасса.

Фактически самароссийская сторона стремится поддерживатьнейтральный статус Казахстана в отношенииконфликта на Донбассе во избежаниененужных осложнений. Ещё осенью 2016 годау меня была информация о том, что понашим ответственным инстанциям прошлонегласное требование «диких туристов»из Казахстана на территорию республикДонбасса не пропускать. При этом теграждане Казахстана, которые «путешествуют»,скажем так, по специальной линии(представители местного ветеранскогосообщества, например, участвовали вобеспечении обмена пленными), преследованиюна территории Казахстана не подлежат.Под раздачу попадают те казахстанцы,которые поехали воевать на Донбасс поличной инициативе и при этом имелинеосторожность засветиться…

Конечно, в вопросеуголовного преследования ополченцевДонбасса в Казахстане много откровенноскользких и двусмысленных моментов,которые, я считаю, необходимо обсуждать.В частности, призрак русского сепаратизма,сподвигший казахстанских законодателейна срочное дополнение УК РК той самойстатьёй 162-1,на мой взгляд,представляетпо факту намного меньшую угрозугражданской стабильности в стране посравнению с активностью местных«национал-патриотов», откровенноразжигающих межнациональную рознь впромышленных масштабах. И это толькоодин пример…

Однако говорить отом, что добровольцы Донбасса – этоглавная «целевая аудитория» Комитетанациональной безопасности Казахстана,неверно. Основное внимание даннойсерьёзной структуры сосредоточеновсё-таки на местном экстремистскомподполье и казахстанцах-джихадистах,уехавших воевать на Ближний Восток. Чтокасается любителей горячих зарубежныхтуров по религиозным мотивам, то, поофициальным данным КНБ РК, на марттекущего года за участие в сирийскомконфликте в составе террористическихгруппировок (в первую очередь, ИГИЛ)осуждено 57 человек. Учитывая количественнуюразницу между джихадистами и ополченцами(счёт первым идёт на сотни, вторым же –на тысячи) и десятки уголовных дел,заведённых на тех и на других соответственно,данные показатели явно свидетельствуетв пользу ополченцев.

Конечно, крайнеобидно, что перед лицом местной Фемидыказахстанские добровольцы Донбассаставятся как бы на одну доску сджихадистами. При всех сложных нюансахвойны на Донбассе, местами простооткровенно грязных (увы, плавали, знаем),главным посылом большинства казахстанцев,поехавших на эту войну, стала борьба снеонацизмом. Плюс к этому, многихдобровольцев, в первую очередь, этническихказахов, привело на Донбасс стремлениеостановить майданную заразу на дальнихподступах, не дать её приползти вКазахстан, т.е. люди не считали этудалёкую войну чужой и искренне воевалитам за свою собственную Родину. Радуетхотя бы то, что огромная масса людей вКазахстане переживает, сочувствует,поддерживает. В правоохранительныхорганах и структурах госбезопасностиреспублики такие люди, кстати, тожеесть.

В общем, казахстанскиеополченцы оказались посути взаложниках ситуации. Даже те, кто никаки нигде не засветился (их, кстати,большинство), в любом случае вынужденыжить на положении участников секретнойспецоперации – никаких фотографий навсеобщем обозрении, разговоры тольков узком проверенном кругу, да и тополушёпотом. Кто-то вынужден оседатьна Донбассе или в России – дорога домойзаказана, там ждёт не дождётся уголовноедело. Ну а кто-то получил-таки свой срокза «участиев иностранных вооружённых конфликтах».Этих людей немного, но всё же.

Данная ситуация,повторюсь, возникла не только в результатесложных особенностей восприятиявнутренних и внешних политическихпроцессов властями республики и иххитромудрого многовекторного лавирования.В нейтралитете Казахстана в определённойстепени заинтересована и Москва. В ходерубки леса, как известно, летят щепки –увы. 

И мы, маленькие винтики в огромныхмеханизмах, периодически попадаем покаток.