— 19 октября, 2021 —
 
Новый кризис

О раскачке Казахстана

Что происходит и почему

Недавно портал «Фонд стратегическойкультуры» опубликовал материалАндрея Уварова «Спекулянтпротив Абая – раскачка Казахстананачалась». Восновной своей части, посвящённойнепосредственно ситуации вокруг попыткинекоего альтернативно мыслящегоперсонажа пошатать один из столпов, накоторых стоит казахская литература,материал получился хороший. Что жекасается его вступительной части, тоона, как мне представляется, являетсобой квинтэссенцию взглядов подавляющегобольшинства российских экспертов иполитологов (по крайней мере, публичноозвучиваемых) на проблему потенциального«майдана» в Казахстане.

Сложно отделаться от ощущения,что представители отечественногоэкспертно-политологического сообществав большинстве своём либо запаздываетс осознанием изменяющихся реалий,вследствие чего слегкапромахиваются с анализом,либо сознательно стараются направитьобщественную мысль по узкому коридору,руководствуясь «генеральной линиейпартии» в части противодействия «цветнымреволюциям». Итак, цитируювот эту самую квинтэссенцию:

«Стабильный в течениедлительного времени Казахстан приближаетсяк политическому стрессу. Этот стрессготовят посредством формированияобщественной ненависти к семье Елбасы,путём нападок на ЕАЭС, с помощьюпроукраинской агитации, через уход изпространства русскокультурнойцивилизации, через навязывание латиницыи отработку информационных вбросов,направленных на “сокрушение основ”. Всёэто было спроектировано когда-тоизобретателем “цветных революций”Джином Шарпом и отработано британскимии американскими “волонтёрами демократии”с представителями казахстанских НПО».

В приведённой цитатепрекрасно всё, но я бы сейчас хотелзаострить внимание уважаемой читательскойаудитории на нескольких моментах, крайневажных для понимания сложившейся вКазахстане ситуации и, соответственно,для более адекватного анализа. Начну,однако, с небольшой предыстории.

На самом деле к политическомустрессу Казахстан приближается уже какминимум последние два года. О перспективах«майдана» в Казахстане я, например,говорилещё в апреле 2015 года (за что удостоилсяпочётного звания «российскогопровокатора»), а спустя год по странепрошла серияакций протеста против продажи и передачив долгосрочную аренду земли иностраннымгражданам и компаниям, имевших ярковыраженный антикитайский уклон.

Плюс к этому, на и без тогонепростую ситуацию наложились терактыв Актобе 5 июня и в Алматы 18 июля 2016 года,чем не преминули воспользоватьсяпропагандисты протестного движения,выплеснув в массы ряд заявлений – оттревожно-озабоченных (власть не всостоянии обеспечить безопасность встране) до злорадных (не хотели говоритьс мирными протестующими, так поговоритетеперь с вооружёнными). Кроме того,применительно к событиям в Актобе,популярностью пользовалась мысль отом, что никакой это не теракт, а«постанова» спецслужб, подготовленнаяс целью обоснования необходимостизакручивания гаек и удушения гражданскихпротестов.

Всплески террористическойактивности в республике в 2011-2012 годах,сопровождавшиеся громкимиантитеррористическими операциями, ипротесты нефтяников в Мангистаускойобласти на западе Казахстана, кульминациейкоторых стали массовые беспорядке вгороде Жанаозен 16-17 декабря 2011 года,стали первыми серьёзными звоночками,но в тот период система была ещё вполнестабильна и стрессоустойчива. Событияже 2016 года показали, что, несмотря наоперативное купирование уличныхпротестов, стабильность чем дальше, тембольше становится иллюзорной, астрессоустойчивость уже в самом обозримомбудущем может не выдержать вызововвремени.

В 2016 году у меня вышла целая сериястатей во «Взгляде» и «ПолитическойРоссии», посвящённых гражданскимпротестам и терактам в Казахстане. Какя говорил тогда, «майданная»активность в Казахстане осуществляласьпо чётким и до боли знакомым лекалам«цветных революций», и ниточки, связывающиеместных активистов протеста с зарубежнымиигроками, тянутся на Украину, в Польшу,Прибалтику, Бельгию, Великобританию идалее за океан. Кроме того, вполнеочевидно, что сторонники «перехватавласти» в Казахстане, как из несистемнойоппозиции, так и интегрированные вгосударственные структуры, так илииначе используют в своих целях салафитскийфактор.

Всё это действительно так.Казахстан – ключевой элементв Центральной Азии, связывающий проектыэкономической интеграции евразийскогопространства, в которых жизненнозаинтересованы Китай и Россия, главныегеополитические конкуренты сами знаетекого, и было бы крайне наивно полагать,что американские кланы, считающие Трампавременным недоразумением, откажутсяот идеи сохранения PaxAmericanaи попыток сдерживания двух вышеуказанныхдержав, проходящих у них сейчас в перечнеугроз национальной безопасности СШАпод номерами «один» и «два».

Однако помимо пресловутогоГосдепа, который на самом деле активноработает по республикам ЦентральнойАзии в целом и по Казахстану в частности,есть и другой фактор, в силу которогопотенциальная дестабилизация Казахстанастановится не просто возможной, а весьмавероятной, и в тех самых статьях янеоднократно указывал на него. И проблемана сегодняшний день заключается в том,что влияние данного фактора не тольконе ослабевает, но, напротив, за последниедва года ситуация значительно усугубилась.

Ощущение проседания экономикистраны пришло к казахстанцам вместе сдевальвацией тенге в феврале 2009 года.Поначалу процесс ухудшениясоциально-экономической ситуации вреспублике шёл постепенно, но с 2012 годаон ускорился, сказываясь на казахстанцахвсё более и более ощутимо. Зримымотражением этого процесса сталидевальвации тенге в феврале 2014 года ииюле 2015 года. Несмотря на неоднократныезаявления представителей госорганово том, что ослабление национальнойвалюты будет плавным и контролируемым,девальвации происходили в виде резкойодномоментной корректировки курса. Вавгусте 2015 года, спустя месяц с небольшимпосле июльской девальвации, Национальныйбанк заявил о переходе к свободноплавающему курсу, и тенге в очереднойраз упал. Новый обвал случился в декабре.Фактически к 2016 году проседание экономикиКазахстана перешло в падение…

Здесь необходимо отметить, чтокрасивые цифры из официальных отчётов,свидетельствующие о росте экономики,увы, с уровнем благосостояния подавляющегобольшинства граждан Казахстанапрактически не коррелируют. Желающимизучить даннуюпроблему более детально рекомендуюцикл обзорных материалов экономическогоаналитика Александра Юрина: «“Рисунок”казахстанского ВВП: рост и паритет»,«ЭкономикаКазахстана: рост в никуда»и «ЭкономикаКазахстана: “бумажный” ВВП, смешныезарплаты и виртуальное потребление».

Так вот, в условияхстабильности и благополучия «тучных»лет, предшествовавших периодупродолжающегося экономического спада,подавляющее большинство гражданготово было мириться с несовершенствамигосударственной системы (а где их нет?),но всё возрастающие экономическиесложности со временем стали мощнымдвигателем социального недовольства.

Однако если ещё тогда, в 2016 году,значительная часть казахстанскогогражданского общества, несмотря нанедовольство складывающимся в республикеположением, критически отнеслась кпротестным акциям, которыми рулили«национал-патриоты», то на данный моментприходится констатировать, что властьнастолько уже отдалилась от решенияреальных проблем населения, чтопрактически исчерпала кредит доверияподавляющего большинства граждан. Людиотлично видят и понимают, что бóльшаячасть проблем в экономике и финансовомсекторе вызвана не столько внешнимивоздействиями, включая общемировойкризис, сколько сугубо внутреннимиявлениями. Это банальный непрофессионализм,ставший прямым следствием практикираспределения сытных должностей среди«своих», нерациональное использованиеи расхищение бюджетных средств, повальнаякоррупция в органах государственнойвласти.

На фоне официальнодекларируемого роста экономики происходитпадение реальных доходов населения,усугубляемое регулярным повышениемцен, закрываются тысячи предприятиймалого и среднего бизнеса, растёт уровеньбезработицы. Причём смягчитьвлияние кризиса власть реально стараетсяисключительно для «своих», а затыканиедыр в бюджетереализуется за счёт средств накопительногопенсионного фонда и дополнительныхпоборов с рядовых граждан.

Что ещё намекает на оценкугражданами дальнейших перспектив: впоследние годы в Казахстане совершенноявственно оживились эмиграционныетенденции. Кстати, уезжают или серьёзнозадумываются о переезде не толькорусские (которых, естественно, большинство),но и казахи. Причём это, главным образом,либо квалифицированные специалисты, втом числе техническая интеллигенция,либо мозговитая и целеустремлённаямолодёжь.

На этом фоне в казахстанскомобществе чётко обозначены суровые линиипотенциального раскола в условияхрадикальной дестабилизации обстановкив стране – этнически озабоченные«национал-патриоты», религиозноушибленные салафиты и интернациональныйсегмент условных «ватников» и простоздравомыслящих людей.

При этом на данный момент всеэти категории граждан практическиединодушны в своём отношении к власти,то есть недовольство действительномассовое и выходящее далеко за рамкивнутриэтнических претензий к президентскомуклану. Более того, если раньше оченьмногие связывали с действующей властьюнадежду на поддержание стабильности встране и с тревогой думали о том времени,когда ей суждено будет поменяться, тосейчас люди рассматривают предстоящийуже в обозримом будущем транзит властине только как период повышения рисков,но и как шанс на перемены к лучшему –как в Узбекистане. Так что в случае чегов поддержку и, тем более, на защитунепосредственно действующей власти изгражданского общества едва ли выступятмногие.

А теперь подводим неутешительныйитог. Да, наши оппоненты действительноработают, причём местами весьмаэффективно, но никакие «майданы», никакие«цветные революции» невозможны безреальной почвы.Да, оппоненты могут умело создаватьповоды длямобилизации недовольных и направлятьпротесты в нужное им русло, но безобъективных причиндля массового недовольства гражданникакие искусственно созданные «поводы»в необходимом масштабе не сработают.