— 12 мая, 2021 —
 
Новый кризис

Трамп разбомбит весь мир долларами

Количественное смягчение грозит стать бессрочным

«Америкасошла с ума». «Трамп действует отрывочно,не видит общую картину мира». «Трамппропустил реванш Германии, занимаясьКитаем». «Трамп давит на Европу, толкаяБерлин в объятия Пекина»… Выборка изтезисов мировых СМИ хорошо иллюстрируетхаотизацию смыслов. Мировую повесткулишают целеполагания, а людей – пониманияпроисходящего. Сознательно или наподсознательном (по недомыслию) уровне?Неважно. Важно, что реальную проблематикувыводят из круга широкого (демократического)обсуждения. Политику возвращают в тишинузашторенных кабинетов, а на сменудоговорам идет сговор.

Этостранно не видеть в политике США(действиях Трампа) стратегию. Похожийсценарий уже разыгрывался у нас нагазах, и совсем недавно. К ответу навопрос о стратегических целях СШАподходили несколько раз, подсказкипоявлялись в прессе. Налоговую реформуТрампа (снижение налогов для крупногобизнеса и рост оборонных расходов)сравнивали с рейганомикой, но второйшаг никто из наблюдателей не сделал.

Делов том, что рейганомика одной налоговойреформой и милитаризацией экономикине ограничивалась. Она имела осознанную,открыто сформулированную, политическуюцель – разрушение «Империи зла». Цельэта достигалась не только силами Америки.За крушение СССР заплатили все ключевыесоюзники США, участники клуба G7.Впоследствии каждый из них получил своюдолю «советского наследства».

Прощеговоря, рейганомика была программой(мобилизационный проект) по дезинтеграциии розничной капитализации (финансоваяоккупация) социалистического лагеря врамках и по правилам Вашингтонскогоконсенсуса. Программа эта была вызванак жизни завершением предыдущего проектапо институциональному освоению ЗападнойЕвропы (план Маршалла) и Японии.

Сегоднявсе эффекты рейганомики исчерпаны.Глобальный финансовый рынок вновьуперся в национальную (ценностно-ориентированную)проектность. На этот раз не СССР, аРоссии, Ирана и Китая. Если эту преградусегодня не проломить, то завтра заполыхаетвнутри. Капитал нуждается в промышленныхактивах сильнее, чем промышленность –в капитале.

Сформированномунавесу долларовой ликвидности срочнонужна инвестиционная (промышленная)площадка, которая расположена в ресурсныхи производящих странах. Денежную массуудалось на время связать вновь созданнымвиртуальным рынком стартапов. ОднакоИлона, нашего, Маска уже не хватает, апроект Индустрии-4.0 был заблокирован.

СегодняАмерика находится в ситуации, сходнойс концом 70-х - началом 80-х годов. Механизмее преодоления США используют тот же,что при Рейгане. Моторика системыограничена моделью Вашингтонскогоконсенсуса, а значит, последствияполитики Трампа можно с высокойвероятностью спрогнозировать.

РамкойВашингтонского консенсуса являетсяпарадокс Триффина – двойственнаяприрода (национальная и мировая) валютыСША. Его суть в том, что страна-эмитентрезервной валюты получает доступ кисточнику «бесконтрольного» (скрытого)кредита за счет сбережений других стран,которые держат их в этой валюте. Этосоздает тренд на постоянное укреплениедоллара, формируя импортную модельэкономики (транзакционные услуги вобмен на ресурсы и товары).

Покадействовал золотой стандарт, парадоксне работал. Но к 1971 году мировойтоварооборот в долларах превысилвнутриамериканский почти в 3 раза.Единственным способом сохраненияторгового баланса для США стало расширениедолларовой зоны мировой торговли(увеличение объема скрытого кредита).Этому способствовал более чем 5-кратныйрост цен на нефть, которая торговаласьтолько в долларах. Одновременно СШАперешли от экспорта нефти к импорту.Доллар превратился в главную статьюамериканского экспорта.

Система«скрытого кредита» работает до тех пор,пока предприятия используют долларовыеинвестиции и конвертируют их в долларовыесбережения, а инвестиционный процент(стоимость кредита) превосходитсберегательный (стоимость депозита).Но стоит на место предприятий подставитьстраны, как стразу становится понятно,что существовать такая система можеттолько при подавляющем военно-политическомгосподстве страны-эмитента мировойвалюты.

Чтотут важно? Важно понимать, что когда СШАснижают налоги для крупного бизнеса,они сосредоточены не на внутреннемэкономическом росте, а на системеформирования мировой прибыли. Снижениеналогов в США это не призыв к бизнесуинвестировать в национальное производство,а предложение транснациональнымкомпаниям сменить налоговую юрисдикциюс европейской, латиноамериканской иазиатской на североамериканскую.

Напервом этапе снижение налогов (плюсрост военных расходов) уменьшаетналоговую базу США, что ведет к быстромуросту бюджетного дефицита. Чтобыкомпенсировать возникающие инфляционныериски, ФРС США повышает ключевую ставку.Укрепление доллара по отношению к другимвалютам наращивает еще и торговыйдефицит, что ведет к большим дисбалансам(обнажает порочность системы).

За5 пять лет рейганомики (с 1981 по 1985 гг.)курс доллара вырос на 80%, бюджетныйдефицит достиг невиданных на тот момент200 млрд. долларов, а торговый дефицитдостиг рекордных 150 миллиардов. На этомфоне профицитная Германия и Япониявыглядели странами-победителямиэкономической гонки. Ответ Вашингтонане заставил себя ждать.

Снижениеналогов, рост бюджетных и торговыхпроблем США были лишь прелюдией. Апрелюдия, как известно, для того и нужна,чтобы расслабить и отвлечь вниманиеобъекта ухаживания от основного действия.

В1985 году союзникам было заявлено, чтоони должны разделить с США груз «холоднойвойны» и гонки вооружений. Итогом стало«соглашение Плаза», заключенное вНью-Йорке Францией, Германией, Японией,Великобританией и США. В рамках этогосоглашения партнеры США взяли на себяобязательства увеличить курсовуюстоимость валют по отношению к доллару.

Задва года доллар политически (без измененийструктуры экспорт-импорт) был девальвированболее чем на 50 %. Торговый дефицит в СШАстал снижаться, Германия лишиласьпрофицита, но самые страшные последствияпостигли Японию, которая на тот моментбыла главным мировым экспортером. Всегоза несколько месяцев йена выросла на60%. На японском фондовом рынке раздулсяпузырь невероятных размеров. Стоимостьнедвижимости Токио превышала стоимостьнедвижимости всей Америки, а земля поддворцом императора стоила как весь штатФлорида.

Когдапузырь лопнул, потери Японии составилиболее 5 трлн. долларов (еще тех долларов).Главным итогом «соглашения Плаза» сталосоздание административного механизмарегулирования валютных курсов. СШАполучили возможность наращиватьбюджетный дефицит без ухудшения своеготоргового баланса. И наоборот –увеличивать бюджетные возможности,вплоть до создания профицита, за счетроста торгового дефицита. Америка сталаэкспортировать вместе с долларамиинфляцию.

«СоглашениеПлаза» позволило США без катастрофическихпоследствий для своей экономики обвалитьв 1986 году нефтяные цены с 32 до 10 (поройдо 6) долларов за баррель. На тот моментпочти вся нефть Саудовской Аравии (более60% свободных экспортных поставок)реализовывалась четырьмя американскимикомпаниями: «Экссон», «Мобил», «Тексако»и «Шеврон».

Начинаяс 1985 года США наращивали свои бюджетныезатраты на вооружение, а торговый дефицитпри этом снижался. После крушения СССРпришло время фиксации прибыли: бюджетныйдефицит стал быстро сокращаться, аторговый расти. Так продолжалось вплотьдо 2000 года, когда профицит бюджета СШАсоставил рекордные 250 млрд. долларовпри торговом дефиците в 450 миллиардов.

Врамках Вашингтонского консенсуса ростторгового дефицита США означает толькото, что издержки по обслуживанию своегогосударственного долга США перекладываютна внешнеторговых партнеров. Отрицательныйбаланс счета текущих операций Вашингтонкомпенсирует профицитом по счетамдвижения капитала

Периодраздела прибылей от освоения «советскогонаследства» закончился в 2000 году.Бюджетный дефицит США стал вновь растибыстрыми темпами, несмотря на продолжающийсярост торгового. Стало очевидно, чтоВашингтонский консенсус подошел кочередному рубежу, за которым «победаили смерть».

Первымновую рейганомику пытался запуститьБуш-младший, но для полноценной реализациимодели ему не доставало второго элемента– «вселенского зла». Аль-Каида и Исламскоегосударство с этой ролью не справились.Все закончилось глобальным финансовымкризисом, выходом из которого сталоколичественное смягчение.

Принципиальнойпроблемой финансовой модели Вашингтонскогоконсенсуса является фундаментально«чужой» для эмиссионного центра источникмировых денег. Экономика США, на 80%состоящая из услуг и потребления, неможет генерировать сбережения из-завысоких издержек производства.Обеспечением эмиссии ФРС США (с 2009 годамировая денежная масса выросла на 40%)служат капитальные активы и производственныецепочки, расположенные в других (каквыяснилось, неподконтрольных Америке)странах.

Накачиваямировую экономику деньгами, Вашингтонотрезал себе возможности для отступления. Относительно мирным путем (большаядемократизация, цветные революции исанкции) взять под контроль «чужую»собственность США не удалось. С БлижнимВостоком вопрос еще кое-как решили, авот с Китаем, Россией и Индией неполучается.

Какотмечалось на одном из базельскихзаседаний «финансовой G30» (объединение30 крупнейших Центробанков мира подэгидой Банка международных расчетов),количественное смягчение было кредитомдля правительств на покупку дополнительноговремени, а разрешение кризиса лежит вполитической плоскости.

Пришловремя для нового крестового похода.Америке необходимо консолидироватьресурсы Большого Запада под своимначалом, как это было при Рейгане, ивернуть операционный контроль надмировой экономикой.

Есливзять под контроль источник мировыхинвестиций (сберегающие страны) неполучится, то количественное смягчениегрозит стать бессрочным. По словамзаместителя главы ЦБ Англии Менах Шафик,эмиссия из локальной антикризисноймеры может превратиться в инструментглобальной ребалансировки. Что ужепроисходит по факту.

Трамп– это второй заход на тему возвращенияинституционального лидерства Америки.Налоговая реформа дала старт ростудоллара (8 % в этом году, ФРС США обещаетеще два раза поднять ключевую ставкудо его окончания). «Империя зла» благодарядопинговому скандалу, Башару аль-Асаду,Украине и Скрипалям восстала из пеплапочти в прежних границах, что дает Трампуоснования сгибать союзников в баранийрог.

Мывступаем в очередную жесткую конфронтацию.Но на этот раз это будет не война (холоднаяили гибридная). Обязательства США неограничиваются государственным долгомв 20 трлн. долларов, Америка несетответственность за каждый напечатанныйдоллар. Общий объем обязательств таков,что у США просто нет времени и возможностейдля соблюдения процедур ООН. Нас ждетуличная драка. А в драке, как известно,побеждает не самый искусный или сильныйбоец. В драке побеждает тот, кто готовпойти до конца и для кого правил несуществует.