— 17 сентября, 2021 —
 
Новый кризис

​Популяризм и демократия самозванцев. Чему нас учит история с «русской Элизабет Холмс»

На момент разоблачения (23 апреля) у неё было уже 263 тысячи подписчиц

Завершившаясятолько что карьера авторитетнейшегоInstagram-ученогоЕленыКорниловой стала «стыдной сенсацией» вроссийском медиаполе. То есть сенсацией,обесценивающей само медиаполе.

Коротконапомним: девушка под тридцатьфотографической внешности возникла где-то с год назад с дипломами рядазарубежных университетов. Представиласьмиру биохимиком, диетологом, биохакероми даже трансгуманистом (последнее,видимо — потому что слово «трансгуманизм»у целевой аудитории сейчас смутноассоциируется с передовой философиейпродвинутых технократов из Силиконовойдолины). Вбросила ресурс в раскруткуинстаграм-канала. И уже в концу 2018 годанарубила порядка 200 тысяч подписчиков,то есть, конечно, в первую очередьподписчиц, с которых, в свою очередь,рубила проценты за БАД-таблетки (посхеме «предоставление скидочного кодана iHerb»).

Этобыла одна из тех невидимых звезд, которыесуществуют параллельно «большоймедиа-реальности» - пусть и с сотнямитысяч фанатов, но где-то в узком сегментеинфопространства. Она, вероятно, моглабы спокойно существовать ещё годы — нозвезду сгубили две вечные диалектическиесилы: жадность и гордыня.

Гордынязаставила ее выйти из гетто в «большуюмедиа-реальность» и пропиариться наРБК с гиковскими рассуждениями обиохакинге в марте 2019-го — из-за чегоона обратила на себя внимание «охотниковна лженауку». А жадность — то естьжелание нарубить как можно большесредств с аудитории — привела к тому,что биохакерка прописывала читательницамфантастическое, больше двух десятков,количество таблеток в сутки (а такиеколичества делают опасными дажеотносительно нейтральные по идеепрепараты). То есть вместо того, чтобымирно с умным видом пиарить какие-нибудьумеренные, пусть и бесполезные, БАДы —инстаблогер зарабатывала как в последнийраз.

Врезультате двухмесячного расследованияс участием директора фонда «Эволюция»П. Талантова и комиссии РАН по лженаукебыло установлено: дипломы Елены Корниловой(кстати, аутентичность имени и фамилиидо сих пор под вопросом) — подделка. Нуи сама она — просто никто, самозванка,фикция.

Намомент разоблачения (23 апреля) у неёбыло уже 263 тысячи подписчиц.

...Чтов этой баллистической карьере «русскойЭлизабет Холмс» по-настоящему любопытно.

Фактическимы увидели схему создания не просто«звезды» на пустом месте — это-то какраз знакомо всем уже много лет. Мы увиделипример возникновения на пустом месте,из миража и сумасбродства, солидногопрофильного авторитета. Когда миллионычитателей, не снившиеся многимпрофессиональным СМИ, получает условнаяОльга Бузова — это легко объяснимо тем,что они идут к разным целям. Однако когданепонятно кто, вылезший непонятнооткуда, обретает специальную «медицинскую»аудиторию большую, чем пачка медицинскихресурсов — это уже принципиально другаяситуация.

Вкаком-то смысле мы имеем дело с хакерством,только не «био-», а медийно-социальным:для того, чтобы катапультироваться избезвестности в гуру практически любойнаправленности, нужно только одно -вбросить бабла в раскрутку. Не то чтонастоящих дипломов или научных работ,но и даже мало-мальски реального багажазнаний не нужно.

Механизмыдля такого катапультирования не простосуществуют — они, можно сказать, навязчивоохотятся за потенциальными авторитетами.Прайс-лист большинства «ресурсов,торгующих признанием», от деловых СМИдо телеграм-каналов, не представляетсобой тайны в принципе.

Атеперь — самое главное (и самое печальное).

Длятого, чтобы разоблачить конкретнуюдевушку Лену, ряду вполне заслуженныхлюдей понадобилось напрягаться двамесяца. Есть мнение, что за это время винстаграме появились не две, не три ине пять копий девушки Лены. И победитьэту гидру модельных головок, вещающихкоммерчески заряженный бред, показательнымотрубанием одной отдельной головкиневозможно.

Всяштука не в том, что уровень критичностиу современной аудитории снизился илиизменился. На деле разнообразноезнахарство (не только медицинское, нои любое, в том числе экономическое иполитическое), обращающееся не крациональным, а к эмоциональным механизмамвосприятия — было неистребимо всегдаи всю историю периодически забарывалолюбые «доказательные» знания.

Однаконынешняя медиа-эпоха, безусловно,уравняла знахарство и системные знанияв силах — поскольку основным козыремсистемных знаний все последние векаслужило наличие у них «официальнойкрыши», своего рода системы принужденияк реальности, осуществлявшегося черезуниверситеты-институты-ведомства.Разумеется, периодически шалратанствопрорывалось с успехом и сквозь этусистему — однако случаи эти были всёже исключениями.

Сегодняже система принуждения к реальности —в лучшем случае сбоит, а в худшем простоперестала действовать. В результатереальным мерилом авторитета сталапопулярность — и практикам с многолетнимстажем приходится соревноваться вмедийном пространстве на равных слюдьми-пузырями. А в таком соревнованииу системных знаний шансов протившарлатанства нет: денег на непрерывнуюсамораскрутку у них, как правило, меньше,а пространство для самовыражения скованожесткими рамками фактов.

Сегодня,напомним, механизм надуванияпузырей-авотритетов действует вполнелегитимно. Он используется и для созданияинстаграм-учёных, и для созданияютуб-экономистов, и для созданиятелеграм-политологинь: достаточнопустить Nденегна то, чтобы Xраскрученныхресурсов начали с похвалами репоститьусловную девушку Лену любого пола какбезусловного авторитета в любой области,и спустя пару месяцев она оказываетсявеличиной, с которой по меньшей меренужно считаться.

Собственноговоря, именно в этом, а вовсе не вкаком-то особом «отуплении масс», состоитпричина, по которой в передовых странахвсе более потрясающие результатыпоказывают так называемые «популисты».

Терминэтот, пожалуй, не совсем верный.Классическое определение «популизма»предполагает, что популист апеллируетк массам и противопоставляет себяэлитам.

Здесьже скорее уместен термин «популяристы»- ибо их основным бизнесом, объектоминвестиций, капиталом и инструментомявляется популярность. Они, этипопуляристы, могут обращаться как кшироким массам, так и к привилегированнымпрослойкам — поскольку «элиты» имеютв голове зачастую такую же кашу, что имассы. Просто элитные популяристы бомбятсвоим поп-капиталом не широкое, а узкоепространство, только и всего.

Ав конечном счете именно они, коллективнойшумящей стаей, формируют воспринимаемуюгражданами действительность.

...Чтоеще стоит отметить: в конечном итогеименно так и выглядит настоящая«информационная демократия». Есливнимательно прочесть отзывы отечественныхпоп-мыслителей на последние украинскиевыборы, то при всём признании идиотизмаслучившегося (кучу вороватых конкурентовс мобилизационно-пафосными слоганамиодной левой уделал комедиант, вооруженный,по сути, анекдотами) — они тем не менееотмечают как безусловный плюс «демократизм»того, что произошло. Хотя именно украинскийпример показывает, что при образцовойдемократии политический процесспревращается в состязание симулякрови комедию масок.

Инадо — пусть и без всякой радости —признать: по-настоящему эффективныхсредств борьбы с такой «демократиейсамозванцев» в медиа-пространстве насегодня не просматривается.

То есть наше недемократичное государствопока что сохраняет административно-бюрократическими методами контроль надвнемедийной реальностью — но надолголи его удастся сохранить,сказать трудно.