— 28 сентября, 2021 —
 
Общество

Беззастенчивый лгунишка

Ни в каких окопах наш сегодняшний герой, по крайней мере, на Донбассе, не был, но речь сегодня не об этом

Здравствуйте, уважаемые друзья и коллеги. Вы терпеливо ждали выхода очередного текста, и сегодня я обязательно реабилитируюсь за дни, проведённые с вами в разлуке.

Начнём, пожалуй, с каминг-аута или, говоря по-русски, с небольшого признания.

Нет-нет, ничего такого. Я очень люблю женщин, и они платят мне взаимностью. Пришла пора приподнять завесу таинственности относительно моего текущего трудоустройства. Дело в том, что вот уже почти год, как товарищ майор трудится на ниве образования, а именно самым обычным учителем в самой обычной московской школе. Не элитной, не закрытой и не платной. Внимательные читатели наверняка о чём-то таком догадывались, ибо за это время здесь неоднократно поднимались темы школы, педагогики и мы даже максимально подробно разбирали структуру единого государственного экзамена по английскому языку.

Собственно, именно английский я и преподаю в старших классах. «В подчинении» у вашего покорного слуги сто сорок подростков, которых нужно учить в моменте текущем и готовить к этому самому ЕГЭ. Естественно, что всего за год не стать ни опытным учителем, ни настоящим педагогом, но ты, по крайне мере, находишься внутри школьной кухни и судишь о происходящих там процессах не в меру собственной фантазии и слабоумия, а с опорой на реальные факты и опыт «изнутри».

Перед тем, как перейти к теме нашего сегодняшнего разговора, оговорюсь, что здесь помимо вашего покорного слуги присутствуют ещё трое мужчин школьных учителей, которые не дадут мне соврать и, надеюсь, дополнят и в случае необходимости поправят.

Итак.

В личной переписке и за столом в известном подольском кафе меня неоднократно спрашивали, как я отношусь к Захару Прилепину. Я всегда уклонялся от ответа, чтобы не прослыть человеком ангажированным и предвзятым. Хотя мог бы много чего рассказать о славной службе данного товарища на Донбассе, благо в ополчении ДНР служит не один десяток моих бывших подчинённых. Но, повторюсь, я хранил молчание, ибо в раскрутку политической фигурки Прилепина вложены немалые средства, плюс за спиной писателя и большого друга российских либералов стоит немалая армия поклонников, чуть что вопящих разноголосым хором про: «он в окопах два года, а ты в тылу, вот и молчи».

Ни в каких окопах наш сегодняшний герой, по крайней мере, на Донбассе, не был, но речь сегодня не об этом.

Есть ряд человеческих качеств, вызывающих во мне рефлекторную негативную реакцию. Я очень не люблю тупых и наглых, а ещё меня с гарантией выводят из себя всевозможные эксперты, коих нынче развелось, как блох на Жучке. Граждане эти, ни в чём детально не разбираясь, тем не менее, раздув зоб и закатив глазки, с апломбом поучают паству по любому вопросу, от строительства атомных ледоколов и до иммунологии.

В бессмертном произведении «Двенадцать стульев» авторы вывели замечательного персонажа. Звали его Александр Яковлевич, трудился он завхозом 2-го дома Старсобеса и был, по определению писателей «застенчивым воришкой».

Используя предложенный корифеями пера шаблон, я с полным основанием называю Захара Прилепина «беззастенчивым лгунишкой». И вот почему.

ВИДЕО

Понимаю, что смотреть целых 20 минут сложно, потому я помогу вам, возьму на себя хронометраж и дам по ним пояснения. В путь.

Я всей душой жду, когда в России появится вменяемая оппозиция, способная на конструктивную работу, а не как сейчас – на бесконечное нытьё и паразитирование на темах, в которых они ничего не понимают.

Господин Прилепин, агрессивно кривя рот, рассказывает.

Наших детей насильно тянут в цифровую среду, из-за чего они не умеют писать, не любят читать и не могут построить причинно-следственную связь.

Ложь и полное непонимание происходящих в школьном образовании процессов. Дистант был введён, как единственно возможная мера в первую волную коронавируса. К нему оказались не готовы все, и школа, и родители. Но если школа худо-бедно за полтора года отладила систему образования, отшлифовала технический инструментарий и научилась играть на новом для себя поле, то наши дорогие родители даже и не подумали. Вся ненависть к дистанту вызвана тем, что папы и мамы внезапно оказались вынуждены не скидывать, простите, говно с лопаты – ребёнка с собственных плеч в школу -а хотя бы минимально с ним заниматься. Подчеркну, не предметами, а просто контролировать. С октября по Новый год я проводил уроки на дистанте и так и не смог заставить учеников включать камеры и микрофоны. Фактически я и мои коллеги вещали в чёрные экраны, не зная, слушает нас кто-то с другой стороны или ученик спит (ушёл, играет). Обращения к родителям не дали никакого результата. Ноль. Вопящие про ужасную школу, проклятое ЕГЭ и ленивых учителей граждане НЕ МОГУТ и НЕ ХОТЯТ даже проверить, было их чадо на уроке, или нет.

Да что там на дистанте, вход в московские школы осуществляется по электронным пропускам и родитель может тремя нажатиями пальца в смартфоне узнать, пришёл ли его ребёнок в школу, во сколько, и когда ушёл. Таких же усилий требует и проверка успеваемости – ЭЖД открыт. Из личного опыта могу утверждать, что делает это, ну, от силы два процента. Остальным плевать и школа плохая.

Дипломы выдают всем и, по сути, цифровизация образования это не конфета, а шелестящий фантик с ядовитым содержанием.

Пан Прилепин путает кислое с полосатым. Цифровизация школьного образования вообще не означает перехода на дистанционное обучение, более того, об этом даже речь не идёт. Дистант был крайней мерой и ЛЮБОЙ учитель вам скажет, что он против такой формы обучения ибо ленивые (по определению) дети и такие же родители и не подумали прикладывать усилия во время обучения дома.

Цифровизация – это внедрение цифровых технологий, нацеленных на повышение качества образования. Это НЕ ИГРЫ, а всевозможные методические и учебные материалы, тесты, электронные учебники, задачники и куча других материалов. Да, кое что подаётся в лёгкой форме, но в том, что современные дети пресыщены, ленивы и не способны фокусировать внимание ни на чём дольше 5 минут виновата не школа. Учитель не может отобрать у охамевшего сопляка телефон или принудить его вынуть наушники. На мою коллегу, когда она сняла с головы выпускника-детинушки здоровенные наушники, в которых он на уроке демонстративно слушал музыку, родители написали жалобу «за порчу частной собственности». Потому что наушники стоили 17 тысяч рублей и она посмела тронуть их и чадо.

Внедрение «цифры» в школах идёт туго, ибо среди учителей много людей пожилых да и разрабатывается всё это с нуля, что, конечно же, сопряжено с ошибками и поиском оптимального решения. Но «цифра» полезна. Именно цифровизация подарила всем очень удобный и максимально наглядный ЭЖД, где видны оценки, средний балл, куда можно прикреплять материалы к уроку, можно формировать цифровое домашнее задание (ЦДЗ), а ученик может его выполнить хоть дома, хоть на даче, где есть стабильный интернет. И не нужно таскать с собой кипу учебников. Проблема в том, что освобождённые от трехтонного ранца школьники не хотят учиться в режиме максимального комфорта. Не все, конечно, но подавляющая часть.

Школа распахнула свои двери для разработчиков цифрового контента, сделав наших детей «новой нефтью». Качество образования рухнуло, а взамен предлагаются всевозможные платные услуги, призванные компенсировать отставание.

Ложь. Кто, простите, должен разрабатывать эти самые цифровые продукты? Учителя информатики? Завхоз? Директор? Вы не поверите, но у них триллион других задач. От ежедневно ломаемых дверей в туалетах и до помощи детям в проектах. Моя нагрузка составляет тридцать часов в неделю и на практике это означает, что каждый день у меня 6-7 уроков, то есть с 8 утра и до 15 часов дня я в лучшем случае успеваю забежать в туалет отлить и выпить на бегу в новую аудиторию стакан воды.

Все должны заниматься своим делом: учителя – учить, разработчики – разработкой компьютерных новинок, но не очередной игрушки, а полезного приложения. Например, я своих детей заставляю устанавливать на телефоны программку, тренирующую фразовые глаголы. Все эти бесконечные get by, come along и set aside. Кто хочет учиться, тот тратит немного времени, прогрессирует и имеет пять, остальные продолжают славный путь овоща.

Что касается платности. Коллеги не дадут мне соврать – у КАЖДОГО учителя старших классов есть обязательные и БЕСПЛАТНЫЕ «допы», то есть занятия. Педагогам за них не платят, это обязанность. А теперь невероятный парадокс – дети НЕ ХОДЯТ на бесплатные занятия, а родители повально покупают им частных репетиторов или занятия в школах вроде English First. В головах наших обывателей намертво засел тезис «бесплатное – плохо, платное – качественно». Это полнейшая чушь ибо, я клянусь, большинство учителей искренне стремятся научить своих учеников хоть чему-то. Чёрт, да в школе вообще могут работать только абсолютные фанаты и психи, ибо более неблагодарной, тяжёлой и бессмысленной работы в мире не существует.

Мои коллеги горько шутят – сделайте «допы» платными и на каждом занятии будет аншлаг.

Нас приучают к мысли, что знания не нужны, а нужны некие навыки, которые можно приобрести через игрушечки.

Чистейшая ложь, ничего подобного нет даже близко. За год работы учителем я ни разу не слышал ничего подобного ни кулуарно, ни на педсоветах. Школа пытается давать системные знания, проблема в том, что детки нынешние это повально рыбки Дори – выучил, сдал, обнулился. Впрочем, я помню аналогичные жалобы от преподов в пору собственной студенческой юности. Чтобы успевать современный школьник должен пахать, как лошадь, отсиживая задницу на столом, скрипя пером и шелестя страницами. И отличники именно так и делают. Все остальные вместе с родителями и Захаром Прилепиным придумывают сказки про цифровизацию и принудительный повальный дистант.

Уже сорок лет идут процессы встраивания в западную образовательную систему и коммерциализации.

Ложь частичная. Наша система образования осталась практически неизменной со времён СССР, по крайней мере, я, человек в школе новый и случайный, не вижу особой разницы между тем, как учили меня, и тем, как учат теперь.

Единственная общность – это стандартизация системы контроля и оценивания. Конкретно в моём предмете это выглядит, как приведение тестов и контрольных к стандарту того же IELTS. Это позволяет детям при минимальной «перенастройке» и усилии сдать международный экзамен и, например, поехать учиться за границу. Ведь ваши ровесники, пан Прилепин, именно об этом влажно мечтали, не так ли? Так чем же вы недовольны?

Что касается коммерциализации. В школах нынче ВООБЩЕ не собирают деньги. Ни-на-что. Любой подобный факт карается мгновенным расстрелом из зенитки и вылетом за дверь с волчьим билетом. Единственная платная услуга в нашей школе – кружки по интересам, например, уроки китайского языка. Стоят они в районе 3 тысяч рублей в месяц, в то самое время, как одно (!) занятие с репетитором стартует от полутора тысяч. Все остальные мероприятия и учебные процессы в школе совершенно бесплатны. И потому не интересны родителям и детям.

Всё это привело к отказу от единой линейки учебников и переходу к множеству книг, альбомов и альманахов.

Не понимаю, зачем пан Прилепин в 2021 году рассказывает, как в начале 90-ых братки убивали коммерсантов, печатавших книги, но тут, видимо, какая-то своя недоступная мне логика. Что касается «разнотравия» учебников, яростно наяривающие на «уникальные сталинские книжки» граждане опять забывают подойти к зеркалу.

Школа никого и ни к чему не принуждает. Есть список утверждённых Минпросвещения учебников, которые можно легко получить в любой школьной библиотеке. Проблема, как я уже говорил, в том, что родители не хотят, чтобы их чадушки занимались, как все, ибо фи. И потому родительские комитеты самостоятельно (!) принимают решение, какие учебники и по какому предмету закупить. В результате, например, у меня 7 классов занимаются по 3 (!) разным программам. Так решил не я и не школа, так захотели родители, а школа лишь обречённо тряхнула гривой. Хотя, скажем, для 10-го класса есть отличный учебник Афанасьевой, бесплатный и доступный в библиотеке. Бери и учись — не хочу.

ЕГЭ головного мозга.

И вновь Прилепин передёргивает, резко сворачивая с самой системы оценивания на давным-давно почившие в бозе ГИФО, с выпученными глазами подчёркивая коммерческую подоплёку. ЕГЭ появились, как ответ повальной коррупции, царившей в российских регионах. Когда из условного Дагестана приезжал едва мычащий по-русски Магомедик, у которого в табеле ровным рядком стояли пятёрки или значились сто баллов по языку и литературе. Учился Магомедик по той самой «свободной творческой советской системе», на которую так наяривает паства Прилепина.

По факту ЕГЭ это каждый год новый экзамен.

Ложь. Структура ЕГЭ по моему предмету неизменна уже много лет и, повторюсь, привязана к международным стандартам. Изменения, вносимые в него, призваны сделать его не только мерилом знаний, но и помочь детям применять полученные знания в жизни. Например, от ученика требуется написать внятное сочинение, максимально показав богатство языка. В устной части он должен уметь позвонить, например, в музей и уточнить график работы, наполнение экскурсий и многое другое. Он должен не просто уметь описать фотографию, от него требуется умение составить мини-рассказ, опираясь на изображение. Или сравнить две фотографии, научившись выделять главные и второстепенные детали.

Это знает любой, кто не в камеру хайп гонит, а работает внутри системы.

Использование КИМов – это незаметное распределение абитуриентов по вузам и бюджетным местам.

Ахинея уровня Захар Прилепин. Не секрет, что для поступления в мало-мальски серьёзный вуз просто сдать ЕГЭ недостаточно. В каждом из них всё решает успешность сдачи собственного (!) вступительного экзамена, а баллы ЕГЭ это так, пропуск во второй этап отбора без малейшей гарантии успеха.

ЕГЭ – это произвольно назначенный непонятно кем, непонятно каких вопросов, непонятно как соотносящихся с программой школы, непонятно какой. Создаваемых экспертами, список которых неизвестен никому, по неизвестной методике.

Захар Прилепин – это произвольно произносящий непонятные слова, непонятно как связанные с реальностью, клоун и лжец. Непонятно кем продвинутый в политику, непонятно кем созданный по неизвестной методике очередной ничего не понимающий, но уверенный в собственно правоте дебил.

Если бы Прилепин ставил своей целью докопаться до правды, а не накинуть говна на вентилятор, он бы за три секунды узнал, что все разделы ЕГЭ четко соотносятся с тематикой обучения. В английском это грамматика, словообразование, чтение (сложное), аудирование, письмо и говорение. Составляют и дорабатывают задания совершенно известные люди – это сотрудники Федеральной службы по надзору в сфере образования и науки «Федеральный институт педагогических измерений».

Я мог бы и дальше разбирать пафосные и выжимающие из вас эмоции бредни Прилепина, но, пожалуй, остановлюсь. И так наш текст перевалил за 15 тысяч знаков.

В завершение хотелось бы сказать следующее.

Система школьного образования в России не идеальна. Впрочем, идеальной нет ни в одной стране мира и родители хоть в Висконсине, хоть в Самаре вечно чем-то недовольны. Проблем в ней хватает: это и низкие зарплаты, и вытекающая отсюда хроническая нехватка хороших кадров, и политика администрации, когда заискивание перед родителями и целование деточек в жопу поставлено на поток. И наваливание на учителя тонн сопутствующих задач и усталость материально-технической базы. Мы с вами люди объективные и понимаем, что в России полно школ, где пишут мелом еще на старых советских досках, а библиотекари летом клеят завандаленные детишечками книжки и учебники. Здесь же неготовность работы в новых условиях пандемии, отсутствие программных и цифровых продуктов и многое другое.

Но всё равно каждый год из школ выпускается множество умных детей, победителей и призёров олимпиад, честно заслуживших кубки ГТО и сертификаты TOEFL. Всё это невозможно в стране и системе, которую в ваших головах пытаются создать Сёмины-Прилепины.

Средний интеллект выпускного потока в школе (а я целый год работаю с шестью классами одной параллели) ничуть не уступает выпускникам прошлых лет. А может даже и немного превосходит их благодаря доступности информации, возможности поехать за рубеж и прочим приятным подаркам XXI века.

Умные дети получаются не благодаря «советской системе» или «сталинским учебникам», а ЕГЭ не плод дьявольских чресел. Привить ребенку если не любовь к учебе, то хотя бы понимание ее важности может только совместный тандем семьи и школы. Когда дома отец подсовывает сыну вместо компьютерной игры интересную книгу, мама проверят ДЗ по географии, а школа направляет коллективные усилия в научно-методическое русло. И больше никак.

Это говорю вам я, простой учитель самой простой российской школы.