— 26 июля, 2021 —
 
Баррель

Цены на нефть и газ на максимумах: отреагирует ли «сланец»?

Глобальные цены на нефть и газ обновили многолетние максимумы.

И даже с учётом прошедшей выглядят высокими. Насколько устойчивы текущие котировки, ведь по законам рынка высокие цены должны стимулировать дополнительное предложение и последующее охлаждение рынка.

В этом контексте ситуации и на нефтяном, и на газовом рынке в чём-то схожи, в чём-то различаются. Схожесть, в том, что один из потенциальных источников дополнительного предложения — сланцевая добыча нефти и газа в США. Различия же в скорости реакции  — в нефти всё происходит намного оперативней.

Начнём с нефти. Здесь причины высоких цен известны. Спрос восстанавливается, а договорённости ОПЕК+ в силе, хотя ограничения постепенно и снимаются. Но свыше 4 млн б/с по-прежнему находятся «запертыми». Одновременно, кое-где в мире предложение за пределами ОПЕК+ и сланцевой добычи «просело» на фоне наблюдающегося в последние годы недоинвестирования.

Стандартная логика развития событий известна: слишком дорогая нефть стимулирует добычу сланцевой нефти, что приводит к росту предложения и падению цен.

Соответственно, в моменты дефицита или избытка на рынке группе ОПЕК+ необходимо так «подкручивать» (т. е. увеличивать или уменьшать) добычу , чтобы цена находилась на приемлемом для всех уровне, но ограничивала развитие «сланца» (каков этот уровень — отдельный вопрос, но, скажем в районе $60-65). В теории всё понятно. На практике же — мы регулярно (да и прямо сейчас) видим споры среди участников ОПЕК+ в рамках реализации этого подхода.

Правда, сейчас у сторонников удержания высоких цен (то есть тех, кто призывает не торопиться с наращиванием добычи ОПЕК+) есть аргумент: восстановление «сланца» идёт очевидно вяло, американская добыча почти не растёт.

То есть, в этот раз американские сланцевики по сути негласно присоединились к ОПЕК+, предпочитая не наращивать добычу, а на фоне высоких цен раздавать долги и возвращать деньги акционерам. Но и для них нефть в $75-80 — уже достаточно соблазнительно, чтобы задуматься об увеличении объёмов.

Так или иначе, со стороны предложения у нас здесь уже три фактора неопределённости: Во-первых, признаки новых разногласий в ОПЕК+, которое может закончиться как продлением существующих ограничений, так и конфликтом и ростом добычи. Во-вторых высокая цена на нефть, что стимулирует рост добычи в США. А также «иранский фактор». 

А что на газовом рынке, если также провести параллели со сланцевой добычей. Время от времени слышно мнение: сверхвысокие цены на газ неустойчивы, так как США при высоких ценах завалят весь мир своим СПГ. Это так, за одним исключением: в отличие от нефтяного рынка, где всё относительно быстро , дополнительные заводы СПГ ещё нужно построить, а это как минимум ещё 4 года.

Любопытно, что последние годы, в том числе среди экспертов мирового уровня, было популярно рассуждение: «Газпром» старается не допустить высоких цен в Европе с тем, чтобы не стимулировать строительство новых заводов СПГ в США. И действительно, «Газпром» в большинстве случаев при возможности старался наращивать экспорт в Европу.

Но сейчас ситуация изменилась: «Газпром» ожидает запуска «Северного потока-2», а потому не стремится наращивать поставки через Украину (ведь позже можно прокачать эти же объемы по новому, «своему», трубопроводу). Одновременно дефицит газа в европейских хранилищах снижает возможности политического противодействия будущему запуску СП-2. Так или иначе, работавшая ранее концепция отменилась, а от сверхвысоких цен «Газпром» получает дополнительную прибыль.
Пока мы не видим принятия окончательных инвестрешений по новым заводам СПГ в США. Но в долгосрочных балансах глобального спроса и предложения на новый американский СПГ приходится заметная доля. Поэтому начало новых строек СПГ-заводов в США вполне возможно, но влияние на рынок увидим спустя несколько лет.